Становление заготовительной кооперации Ойротской автономной области в 1921-1924 гг.

Formation of the cooperation of the Oyrot autonomus area in 1921-1924

Аннотация. Статья посвящена теме хозяйственного восстановления Горно-Алтайского региона в 1921-1924 гг. на примере становления заготовительной кооперации. Автором затрагивается проблема борьбы с бандформированиями на территории уезда, рассматривается влияние продналога на уровень жизни населения. В работе отражены идеологические основы советского кооперативного движения. Раскрывается отраслевой состав кооперации, структура Союза охотников, степень объединения им местных жителей, составившая 32,51 %. Анализируется функциональный аспект деятельности Ойротского агентство Сибирского общества сельскохозяйственного кредита, задачей которого являлось прямое кредитование аграрных объединений. В исследовании представлена точка зрения о том, что заготовительная кооперация была интегрирована в общий экономический и социокультурный контекст региона.

Ключевые слова: Гражданская война, НЭП, Ойротская автономная область, кооперация, Союз охотников.

 

Summary. The article is devoted to the theme of economic restoration of the Gorno-Altai region in 1921-1924. on the example of the formation of procurement cooperation. The author touches upon the problem of combating bandit formations on the territory of the county, examines the impact of the tax on the living standards of the population. The work reflects the ideological foundations of the Soviet cooperative movement. The branch composition of cooperation, the structure of the Union of Hunters, the degree of association of local residents with them, is 32.51%. The functional aspect of the activity of the Oirot Agency of the Siberian Society of Agricultural Credit, whose task was direct lending to agrarian associations, is analyzed. The study presents a view that procurement cooperation has been integrated into the overall economic and socio-cultural context of the region.

Keywords: Civil war, NEP, Oirot autonomous region, cooperation, Union of hunters.

Развитие предпринимательства в условиях горного национального региона, отмеченного ограниченностью индивидуального инвестиционного потенциала населения, диктует потребность к применению в экономической деятельности кооперативных стратегий. В этой связи, вызывает интерес становление заготовительной кооперации на территории Ойротской автономной области в 1922-1924 гг.

 

После окончания Гражданской войны в Горном Алтае основной задачей в партийной и советской работе становилось скорое хозяйственное восстановление области в аграрной сфере. Однако реализация поставленных планов была невозможна без окончательной ликвидации вооружённых бандформирований, активно действовавших в районе Улалинской и Эликманарской волостей, а также в южном высокогорье, согласно сведениям первого секретаря Укома РКП(б) Л.А. Папардэ и командующего ЧОН Ролино-Виноградова [1, Л. 1]. 

 

Инородческое население Горного Алтая, было особенно подвержено антиправительственной пропаганде, лишившись скота – единственного источника их благосостояния. Тем не менее, благодаря агитационной и разведывательно-диверсионной деятельности ЧОН большинство радикалов вернулось в общество. Особенно показателен пример банд Семенека и Тужмея, насчитывавшей 180 членов, 171 из которых предпочли сдаться. К моменту образования Ойротской автономной области жители питались преимущественно суррогатной продукцией: различными пучками (балтырган), корнями кандыка без соли, не имея возможности приобрести последнюю. В докладе уездного сельхозкомитета указывалось, что «без государственной поддержки алтайцы явно сойдут с лица земли» [3, Л. 12]. Продовольственный кризис остро ощущался в большинстве волостей области, особенно в Чулушманском, Улаганском, Шебалинском и Улалинском районах. Размеры посевов были незначительны, наблюдалось полное прекращение посевных работ в голодовавшей Чулушманской волости по причине сокращения в ходе боевых действий численности мужского населения и популяции скота.

 

Кроме того, экономическая реконструкция осложнялась условиями НЭПа, при котором по данным волостных парторганизаций для уплаты продналога в 1921 г. населению приходилось прибегать к продаже имущества для закупки требуемого продовольствия за пределами уезда. Отчасти, это объяснялось борьбой с голодом в регионах Поволжья. В целом продналог был выполнен на 85%, продовольствием обеспечивалось только 10% населения, что вызывало необходимость в поставках семян из других регионов. Также, для успешного завершения весенне-летней посевной кампании требовалось отказаться от практики перераспределения семян между хозяйствами с различными уровнями обеспеченности и земледельческой культуры, уделив внимание повышению эффективности применения аграрных технологий [1, Л. 8, 9 об.]. П.Я. Гордиенко выделял основное положительное качество НЭПа в возможности избавления от мелких убыточных предприятий, доход от сдачи в аренду которых представлялось возможным направить в сельское хозяйство, от чего, по его мнению, зависела политическая стабильность [1, Л. 3]. 

 

Так, на IX Всероссийском съезде Советов постановлялось обратить внимание на рост продуктивности сельского хозяйства страны. В соответствие данному решению, властями Горно-Алтайского уезда на партийной конференции 10-13 февраля 1922 г. были намечены шаги по выполнению указанных предписаний, включавшие содействие коллективным формам землепользования, уделяя особое внимание кооперации, как фактору, обеспечивавшему быстрое поднятие аграрного сектора и организующему крестьянскую бедноту для противостояния «кулацкому и байскому элементу». Планировалась поддержка семенных, мелиоративных, животноводческих, охотничьих и машинных товариществ и артелей, кредитной кооперации [1, Л. 8, 9 об., 10]. 

 

Как следует из отчёта Укома за апрель 1922 г. [2,Л. 14 об., 15] к указанному времени в кооперацию входили кустарно-промышленные производства, сельские объединения находилась в стадии становления, высказывались замечания о неудовлетворительной работе Союза охотников вследствие недостатка фондов. Ко времени его создания в области не было зарегистрировано юридических лиц, следовательно, выявление членов Союза началось только после правового оформления, составив к 22 октября 1924 г. 2624 человека с внесёнными паевыми взносами на сумму 5248 руб., вступительными 1312 руб. Исходя из сведений председателя правления Фоминых, уполномоченными было роздано 3254 членских билета. Соответственно, к моменту обследования в рядах членов Союза фактически состоял 3251 человек, что составляло 32,51% всех охотников [4, Л. 140].

 

При выдаче билетов взыскивался единовременный государственный налог на право охоты, что создавало благоприятные условия для развития промысла. После образования в сентябре Всесибирского Союза Союзов охотников, Союз приступил к созданию кооперативных охотнических товариществ на местах: в Лебодской волости, с. Гурьяновка с 250 членами, в Онгудае численность составила около 1000 человек, начав с 10 октября 1924 г. организацию охотничьих артелей.

 

Аппарат Союза состоял из правления (5 человек), ведавшего оргработой, торговой и финансовой сферами, также для координации с членами кооперации при данном органе состояли 3 уполномоченных, оплачиваемых из 20 копеечного начисления с каждого билета.

 

Организационная работа по оформлению членов структурирования производилась уполномоченными и членами правления Фоминых и Пономоревым, выезжавшими в Лободской, Уймонский и Онгудайский районы, в конце июля - начале августа.

 

15 мая 1924 г. было открыто Ойротское агентство Сибирского общества сельскохозяйственного кредита (СибОва) открыто на основании договора с Ойротским Союзом кооперативов. Будучи подчинённым непосредственно правлению СибОва, его штат включал в себя заведующего, бухгалтера и счетовода. По положению при агентстве существовал кредитный комитет из представителей ОблЗУ, Облисполкома, Облпартотдела, Обкома РКП(б), Союза сельскохозяйственной кооперации, Облсоюза, Сельскохозяйственного союза, Обкома РКП(б), ОККпб. Иногда в состав комитета входили представители Потребительского общества «Смычка», «ОИКО», Союза охотников и отсутствовали представители вышеперечисленных организаций, что говорило о его структурной неупорядоченности. 

 

Постановления кредитного комитета носили совещательный характер и утверждались заведующим агентством. В случае не утверждения комитета заведующий извещал Правление, приостанавливая проведение его в жизнь  до разрешения вопроса руководством. 

 

Основной функцией данной организации являлось прямое кредитование объединений аграрного характера, выдача ссуд населению производилась через посредников. До августа 1924 г. ими могли быть всякого различные кооперативы, однако после 26 числа правлением СибОва была утверждена инструкция, согласно которой низовой ячейкой сельскохозяйственного кредита служили действующие на основах Устава Сельскохозяйственных обществ 1924 г. кредитные и сельскохозяйственные товарищества с функциями кредитования. Фактически агентство имело двух посредников, представленных Чемальским и Улалинскиим кредитными товариществами. В последнем выдача ссуд была прекращена после ревизии, произведённой инспектором Сибирского товарищества Рыжковым [4, Л. 142]. 

 

Вследствие отсутствия посредников, в отдельных случаях таковыми являлись волисполкомы (далее ВИК). Так, в сентябре Майминскому и Бийскому ВИКам была выдана ссуда для распределения населению на сумму 1750 руб. При посредниках Положением предусматривалось существование кредитных комитетов в составе представителей: ВИКа или сельсовета; Кресткома или крайкома под председательством председателя правления [4, Л. 143 об.]. 

 

Таким образом, являясь средством интеграции коренного населения в новый социум, процесс становления заготовительной кооперации на территории Ойротской автономной области был тесно связан с функционированием местной сельскохозяйственной кооперации, дальнейшее развитие которых было невозможно без долгосрочного кредитования, как основного инструмента оздоровления экономики региона.

Список литературы и источников

  1. Комитет по делам ЗАГС и архивов Республики Алтай. Ф.1166. Оп. 1. Д. 1.
  2. Комитет по делам ЗАГС и архивов Республики Алтай. Ф.1166. Оп. 1. Д. 134.
  3. Комитет по делам ЗАГС и архивов Республики Алтай. Ф.1166. Оп. 1. Д. 169.
  4. Комитет по делам ЗАГС и архивов Республики Алтай. Ф.1166. Оп. 1. Д. 103.

References

  1. Committee for Civil Status and Archives of the Republic of Altai. Fund. 1166. Inventory. 1. File. 1.
  2. Committee for Civil Status and Archives of the Republic of Altai. Fund. 1166. Inventory. 1. File. 134.
  3. Committee for Civil Status and Archives of the Republic of Altai. Fund. 1166. Inventory. 1. File. 169.
  4. Committee for Civil Status and Archives of the Republic of Altai. Fund. 1166. Inventory. 1. File. 103.

Популярное

Россия, история, 2000 - 2014
Трамп, Путин, США, Россия, угрозы, безопасность
Московский морской кадетский корпус "Навигацкая школа"
Без знания прошлого нет будущего
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе

Рубрики

"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада

Наши партнеры

"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Крымский военно-исторический интернет-портал
научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Яндекс.Метрика
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN