Печалова Л. В.,

кандидат исторических наук

Pechalova L. V.,

Candidate of Historial Sciences 


Значение кооперации Юга России в социальной защите детей воинов Красной Армии и партизан в годы Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.)

The significance of the cooperation of the South of Russia in the social protection of the children of soldiers of the Red Army and partisans during the Great Patriotic War (1941-1945)

Аннотация. В статье представлены данные комплексного анализа значения промысловой кооперации и кооперации инвалидов Юга России в решении проблем социальной защиты детей воинов Красной Армии и партизан, а также детей-сирот, родители которых погибли от рук немецких оккупантов в годы Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.). Актуальность исследования определяется необходимостью объективной оценки малоизученных страниц истории Великой Отечественной войны. Статья основана на широком спектре источников и литературы.

Ключевые слова: кооперация, кооперативные предприятия, артели, государственная политика, местные органы власти, восстановление, социальная защита, дети-сироты, образовательные учреждения, СССР, Юг России, Северный Кавказ, Дон, Кубань.

 

Summary. The article presents the data of a comprehensive analysis of the importance of commercial cooperation and cooperation of disabled people in the South of Russia in solving the problems of social protection of children of soldiers of the red Army and partisans, as well as orphans, whose parents died at the hands of the German occupiers during the great Patriotic war (1941-1945). The relevance of the study is determined by the need for an objective assessment of the little-studied pages of the history of the great Patriotic war. The article is based on a wide range of sources and literature.

Keywords: cooperation, cooperative enterprises, artels, state policy, local authorities, restoration, social protection, orphans, educational institutions, the USSR, the South of Russia, the North Caucasus, don, Kuban.

В годы Великой Отечественной войны одной из важнейших задач стала всесторонняя защита детей, в том числе сирот, родители которых погибли от рук немецко-фашистских оккупантов. Её актуальность определялась тем, что согласно данным, полученным органами народного просвещения СССР, только за период 1941–1942 гг. полностью, или частично потеряли связь с родителями более 200 тыс. детей [9, с. 85].

 

К социальной защите сирот были привлечены профсоюзы и комсомол, а также подключены трудовые резервы. Свой вклад внесли и органы внутренних дел СССР. Детей, которые оказались без родителей, устраивали в детдома, а подростки определялись на предприятия местной и кооперативной промышленности.

 

Проблемы детской беспризорности активно обсуждались на заседаниях государственных и местных органов власти. Для их решения приняли несколько важных законодательных актов. Одним из первых, в январе 1942 г., вышло Постановление СНК СССР «Об устройстве детей, оставшихся без родителей». [5, с. 37].

 

Для решения поставленных задач необходимы были средства. Одним из способов их изыскания стала публикация специального счёта на страницах газеты «Комсомольская правда». На него стали зачисляться денежные средства, предназначенные для детских учреждений.

 

В августе 1943 г. вышло другое судьбоносное Постановление правительства СССР «О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации». В принятом правительственном документе содержалась не только программа экстренных восстановительных работ, но и предполагалось выделение средств для их реализации.

 

В целях решения сложнейшего и актуальнейшего вопроса военных лет – это оказание помощи детям офицеров и солдат Красной Армии, а также детям участников партизанского движения и детям-сиротам планировалось создать суворовские училища. Так, в 1943 г., необходимо было провести работы по организации училищ по образцу военных учебных заведений для кадетов. Несмотря на то, что полным ходом шла война, судьбы детей были приоритетным направлением деятельности государственных и местных органов власти, да и всего советского народа. В первую очередь было решено создать такие училища на Ставрополье, в Краснодарском крае, а также в Воронежской, Ворошиловградской, Калининской, Курской, Орловской, Ростовской, Смоленской, Сталинградской и Харьковской областях.

 

Сформированные 9 училищ могли принять на проживание и обучение по 500 «суворовцев» с закрытым пансионом для своих курсантов. Для 4500 воспитанников, зачисленных на обучение, были устроены учебные комнаты, столовые, спальные помещения и т. п. Срок обучения составлял 7 лет.

 

Также для детей, оставшихся без попечения родителей, были организованы специализированные ремесленные училища, детдома и приемники-распределители. Всего было укомплектовано 23 училища. Каждое в среднем приняло по 400 обучающихся, общее количество зачисленных составило 9200 человек. Срок учёбы – 4 года. Для юношей открыли свои двери 12 учебных заведений, для девушек – 11. Вновь созданные специализированные детские дома смогли принять 16300 воспитанников. Для них была разработана программа спецобучения на основе их возрастных и психофизических особенностей. Дома ребенка были рассчитаны на небольшое количество мест. В частности в них направили 1750 детей, определив их на полное государственное обеспечение. 29 детских приемников-распределителей смогли принять около 2 тысяч детей и подростков, вывезенных из освобождённых регионов страны [4].

 

Все вышеперечисленные спецучреждения содержались за счет государственных инвестиций согласно сметы Главного Управления трудовых резервов, Народных комиссариатов просвещения Российской Советской Федеративной Социалистической Республики и Украинской Советской Социалистической Республики, Наркомата здравоохранения и Народного комиссариата внутренних дел СССР.

 

Несмотря на то, что в 1943 году была проделана большая работа по решению проблем наиболее нуждающихся детей, этого было недостаточно. Дополнительным источником стала кооперация, как социально-ориентированной организации, важнейшими направлениями которой всегда была забота об обществе и его наиболее нуждающихся гражданах. Так, уже 21 августа 1943 г., на основании решения СНК СССР и ЦК ВКП (б) в Ставрополе открылось Суворовское училище и два ремесленных училища для детей участников Отечественной войны [10, с. 297].

 

В сентябре 1943 г. предприятия кооперации Ставропольского края получили госзаказ на изготовление к 15 октября этого же года мебели для Суворовского училища г. Ставрополя. В установленный срок артелями было изготовлено кроватей железных – 400 шт., тумбочек межкроватных – 300 шт., табуреток – 1000 шт., столов обеденных – 50 шт., рамок портретных – 150 шт., классных досок – 30 шт. вешалок на 600 крючков – 600 шт.; умывальников – 10 шт. [2, л. 66]. Для выполнения заказа не хватало материалов и сырья: 177 куб. м пиломатериалов, 1265 кв. м фанеры 3–5 мм, чего в наличии не было. Для Ставропольского суворовского училища было нужно 95 куб. м пиломатериалов, 597 кв. м фанеры, 16 т металла Ставропольский крайисполком  и крайком ВКП (б) просили Уполномоченного промысловой кооперации при СНК РСФСР отпустить необходимое количество. Через несколько месяцев артели получили другой не менее важный заказ на изготовление мебели, в соответствии с которым было изготовлено: тумбочек прикроватных – 400 шт., стульев столовых – 880 шт., шкафов платяных – 65 шт., медицинских – 2 шт., обеденных столов – 80 шт., письменных – 10 шт. [7, с. 130].

 

Свой вклад внесли кооператоры и в дидактическое обеспечение занятий. Для обучающихся изготавливались: счётные палочки; кубики с цифрами и буквами; таблички и т. д. А для учеников младших классов кооператоры делали игрушки.

 

В связи с тем, что в период войны был прекращён выпуск спортивного инвентаря, за его изготовление взялись предприятия кооперативной промышленности Северного Кавказа. Часть продукции поступала в учебные заведения регионов, а другая – в торговую сеть. Речь идёт о таком инвентаре как: спортивные маты; мячи (разных размеров); кольца; скакалки; канаты; кегли и т. д. Для детских учебных учреждений южных регионов было изготовлено только в феврале 1943 г. по 2000 комплектов домино и шашек, 500 комплектов шахмат [9, с. 46].

 

Активная деятельность по возобновлению работы детских учреждений велась и в Ростовской области. Свой посильный вклад в это дело внесли местные предприятия промысловой кооперации и кооперации инвалидов. Результаты неоднократно заслушивались на заседаниях исполкома Ростовского городского совета народных депутатов трудящихся. Так, например, 7 августа 1943 г. на заседании были обсуждены итоги первого полугодия 1943 г., где говорилось: «Несмотря на трудности, созданные фашистскими оккупантами, школы города возобновили занятия с 23 февраля 1943 г. В г. Ростове-на-Дону было восстановлено 35 школ, из них: начальных – 5, неполных средних – 13, средних 17. Обучением было охвачено 8332 человека» [1, л. 3].  На этом заседании в целях искоренения ряда недостатков в обеспечении учебного процесса было решено привлечь к работе предприятия системы промысловой кооперации. Им надлежало провести ремонт учебных кабинетов и других помещений г. Ростова пострадавших от фашистской оккупации. Значительный вклад внесла артель «Ростпромбыт» (пред. Тихонов) [1, л. 3об.].

 

Ответственными за это направление деятельности назначили заведующую городским отделом народного образования (ГорОНО) Перковскую и директоров школ города. Также было решено предоставить возможность обучающимся работать в производственных кооперативных мастерских: жестяных, столярных, игрушечных, пошивочных, ремонтных и т. д. В целях реализации практического обучения школы заключали договоры, в соответствии с которыми в мастерских определялись: направление деятельности обучающегося; место и срок прохождения практики; кооператор-наставник. Также рассматривался вопрос соблюдения охраны труда, так как речь шла о несовершеннолетних.

 

Изучение сохранившихся архивных документов тех лет показывает, что кооператоры-наставники не только заботились о том, чтобы практиканты получили профессиональными навыки, и обучение прошло в полном соответствии с договором, но и о том, чтобы учащимся при необходимости оказывалась помощь в решении повседневных вопросов. Так, для наиболее нуждающихся практикантов организовывались горячие обеды, осуществлялся ремонт одежды и обуви. Есть примеры определения обучающихся на временное проживание в период прохождения практики. Необходимо подчеркнуть, что кооператоры не только выполняли поставленные перед ними государственные задачи, но и таким образом проводили профориентационную работу. После окончания школы некоторые учащиеся, получившие навыки работы в артелях, трудоустраивались на предприятия кооперации.

 

Интересен опыт прикрепления образовательных учреждений к предприятиям местной и кооперативной промышленности, а также колхозам. Подшефным дошкольным учреждениям, школам и училищам оказывали помощь в ремонте помещений, оснащении инвентарем и оборудованием. Например, одной из задач, для созданной осенью 1943 г. Майкопской фабрики по выработке изделий ширпотреба, стало обеспечение школ Адыгейской автономной области Краснодарского края необходимым инвентарем [6, с. 330].

 

Фабрики края получили задание на производство школьной мебели. Потребность в ней составляла 50 тыс. парт, 10 тыс. столов, 20 тыс. стульев, 5 тыс. шкафов [3, л. 8–9]. Выполнению заказа способствовали кооперативные фабрики и мастерские.

 

Большой проблемой для учреждений образования Ростовской области, Краснодарского и Ставропольского краёв было отопление помещений в холодное время года. Вот как вспоминал свои школьные годы учащийся тех лет Г.А. Золотов, начавший своё обучение в 1945 г. в средней школе ст. Филимоновской Изобильненского района Ставропольского края: «Помню, как сейчас, своих товарищей: голодные, худые, одетые кое-как. Зимой в школе был жуткий холод. Сидеть приходилось на ледяных партах, чернила замерзали. Писали на старых газетах, на каких-то довоенных бумагах» [6, с. 333].

 

Понимая, с какими трудностями была связана учёба в осенне-зимнее время, кооператоры Северного Кавказа и Дона активно включились в процесс обеспечения подшефных учебных заведений дровами.

 

Не менее значимой в военные годы была проблема организации питания воспитанников учреждений образования.  В этом направлении Правительство СССР, местные органы власти, государственные и кооперативные предприятия, а также колхозы сделали соответствующие шаги. Так, в целях организации во всех школах горячих завтраков, а также бесперебойного обеспечения каждого воспитанника обязательным продовольственным пайком, который включал в себя – 50 г хлеба и 10 г сахара в день, было решено привлечь не только государственные учреждения, но и на кооперативные, включая коллективные хозяйства. Питание обеспечивалось за счёт помощи со стороны колхозов, имевших посевные площади картофеля, овощей и злаков, а также государственных учреждений и кооперативных предприятий, обладавших подсобными хозяйствами. Более того, кооператоры зачастую поставляли образовательным учреждениям не только овощи и фрукты, но и хлебобулочные, макаронные и кондитерские изделия, витаминизированные напитки, сухофрукты, производимые на собственных предприятиях [8, с. 86].

 

Исследование показало, что в годы Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.) все тяготы наравне с взрослыми переносили дети и подростки, сотни тысяч из которых остались сиротами. Поэтому важнейшим направлением политики государственных и местных органов власти была проблема социальной защиты детей бойцов Красной Армии и партизанского сопротивления, а также детей-сирот, потерявших родителей, погибших от действий немецко-фашистских оккупантов.

 

Неоценимую роль наравне с государственными и общественными организациями сыграла кооперация. Работники кооперативных предприятий Северного Кавказа, Дона и Кубани снабжали детские учреждения одеждой и обувью, постельными принадлежностями, кухонной и столовой посудой, мебелью, бумагой, мелом; чернилами; спортивным инвентарём и т. д. В военное время кооперативные предприятия брали шефство над учебными заведениями. Подшефных кооператоры поддерживали не только промышленными товарами, но и продуктами питания.

 

Свой вклад внесли кооператоры в трудоустройство подростков, которое подчас позволяло им выжить в сложнейших условиях войны. Кооперация Юга России в годы Великой Отечественной войны способствовала решению проблем сохранения молодого поколения страны, определения их будущего.

Список литературы и источников

  1. Государственный архив Ростовской области (ГАРО) Ф.Р. – 1817. Оп. 3. Д. 9.
  2. Государственный архив Ставропольского края (ГАСК). Ф. 1852. Оп. 12. Д. 57. 
  3. Государственный архив Краснодарского края (ГАКК). Ф.Р. – 1561. Оп. 1. Д. 1. 
  4. Известия, 1943, 22 августа.
  5. Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР (1941–1961). М., 1998.
  6. Панарина Е. В. Реализация социальной политики советского государства в годы Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.): на материалах Дона и Северного Кавказа) : дис. … д-ра ист. наук, Армавир, 2009. 
  7. Печалова Л. В. Кооперативная  промышленность Ставрополья и Карачаево-Черкесии в годы Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.). М., 2010. 
  8. Печалова Л. В. Кооперация в реализации государственной политики по восстановлению деятельности образовательных учреждений в годы Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.) (на материалах Северного Кавказа, Дона и Кубани).  – Современная научная мысль. – Вып. 4. М., 2018. 
  9. Российская педагогическая энциклопедия, в 2-х т / гл. ред. В.В. Давыдов. – М.: Большая российская энциклопедия, 1983. Т. 1. 
  10. Ставрополь в документах и материалах (1777–2007 гг.). Ставрополь: СГУ, 2007. 

References

  1. Gosudarstvennyy arkhiv Rostovskoy oblasti (GARO) F. R–1817. Op. 3. D. 9.
  2. Gosudarstvennyy arkhiv Stavropol'skogo kraya (GASK). F. 1852. Op. 12. D. 57. 
  3. Gosudarstvennyy arkhiv Krasnodarskogo kraya (GAKK). F. R–1561. Op. 1. D. 1. 
  4. Izvestiya, 1943, 22 avgusta.
  5. Ocherki istorii shkoly i pedagogicheskoy mysli narodov SSSR (1941–1961), 1988, M.
  6. Panarina Ye. V., 2009, Realizatsiya sotsial'noy politiki sovetskogo gosudarstva v gody Velikoy Otechestvennoy voyny (1941–1945 gg.): na materialakh Dona i Severnogo Kavkaza) : dis. … d-ra ist. nauk, Armavir, 2009. 
  7. Pechalova L. V., 2010, Kooperativnaya promyshlennost' Stavropol'ya i Karachayevo-Cherkesii v gody Velikoy Otechestvennoy voyny (1941–1945 gg.), M. 
  8. Pechalova L. V., 2018, Kooperatsiya v realizatsii gosudarstvennoy politiki po vosstanovleniyu deyatel'nosti obrazovatel'nykh uchrezhdeniy v gody Velikoy Otechestvennoy voyny (1941–1945 gg.) (na materialakh Severnogo Kavkaza, Dona i Kubani). – Sovremennaya nauchnaya mysl', Vyp. 4. M., 2018. 
  9. Rossiyskaya pedagogicheskaya entsiklopediya, 1983, v 2-kh t / gl. red. V.V. Davydov, M.: Bol'shaya rossiyskaya entsiklopediya, 1983. T. 1. 
  10. Stavropol' v dokumentakh i materialakh (1777–2007 gg.), 2007, Stavropol': SGU.

Популярное

Россия, история, 2000 - 2014
Япония: роль и место в развязывании Второй мировой войны и политика СССР
Московский морской кадетский корпус "Навигацкая школа"
Без знания прошлого нет будущего
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе

Рубрики

"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада

Наши партнеры

"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Крымский военно-исторический интернет-портал
научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Яндекс.Метрика
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN