Дидов Павел Валерьевич,

кандидат философских наук,

Россия, г. Санкт-Петербург,

E-mail: Varang81@yandex.ru

Didov Pavel Valerievich,

Candidate of Philosophy,

Russia, St. Petersburg,

E-mail: Varang81@yandex.ru


Рациональные предпосылки семейной этики и мужской авторитет

Rational background of family ethics and male authority

DOI: 10.24411/2311-1763-2018-10170

Аннотация

В отличие от различных современных курсов этики и психологии семейной жизни, внимание статьи сосредоточено на раскрытии общезначимых и необходимых рациональных предпосылок семейной этики и мужского авторитета. И на красной линии, устанавливаемой ими, за пределами которой разговор о семейной этике и психологии в принципе утрачивает какой-либо продуктивный смысл. Семейная проблематика и ее стереотипы рассматривается через призму преемственности современных реалий с их советской предысторией. В результате аналитической деконструкции стереотипов семейной жизни в статье устанавливается ряд современных практических рекомендаций, а сама статья может быть использована в образовательном процессе, для воспитательного,например, в ходе урока – классного часа, посвященного здоровью нации, патриотическому воспитанию и, в широком смысле – воспитанию воинскому.

 

Ключевые слова: 

семейная этика, мужской авторитет, демография, урок, семья, любовь, счастье, стереотипы

рационализм, практическая философия

 

Summary

Unlike various modern courses on ethics and the psychology of family life, the focus of the article is on the disclosure of the generally significant and necessary rational prerequisites of family ethics and male authority. And on the red line established by them, beyond which the conversation about family ethics and psychology basically loses any productive meaning. Family issues and its stereotypes are viewed through the prism of the continuity of modern realities with their Soviet background. As a result of the analytical deconstruction of stereotypes of family life, the article establishes a number of modern practical recommendations, and the article itself can be used in the educational process, for educational, for example, in the course of a lesson - a class hour devoted to the health of a nation, patriotic education and warrior.

 

Keywords: 

family ethics, male authority, demography, lesson, family, love, happiness, stereotypes

rationalism, practical philosophy

«…общение, естественным путем возникшее для удовлетворения

повседневных надобностей, есть семья»

 

Аристотель [1, c. 23]

 

Проблему семьи и семейной этики следовало бы рассматривать в свете сложившейся на сегодня демографической статистики, когда, с одной стороны, резко увеличилось количество разводов, а с другой, смертность превышает рождаемость. При этом Президент России Владимир Путин поставил задачу совершить за шесть лет культурно-экономический рывок. Такая перспектива понуждает нас не просто к философски отвлеченному теоретизированию, а к выработке практических рецептов преодоления кризиса в семейной сфере, поскольку этот кризис превратился в злободневную политическую проблему. 

 

В одной из недавних работ по данной теме, 2016 г., педагог-психолог Н. В. Шуляк отмечала необходимость введения курса о семейной жизни следующими обстоятельствами: «разрушается традиционная структура семьи, изменяются старые общепринятые нормы поведения, характер супружеских отношений, взаимоотношения поколений в семье» [17]. Можно отметить достоинство курса в плане сформулированности проблем, но вместе с тем складывается ощущение, что упомянутый курс основан не на объективных рациональных основаниях, а на недостаточно аргументированных стереотипах: «В процессе обсуждения учащиеся подводятся к выводу о том, что явными и бесспорными являются только физиологические различия. Все  остальное – относительно»; «Общество тяготеет к мифам о биологической предопределенности поведения людей». В этих репликах проявляется симптом еще одной проблемы современной семьи – выпячивание женской значимости в противовес мужской. С другой стороны, разве это новые проблемы? 

 

Более традиционные трактовки семейной проблематики прочитываются в другой программе курса по основам семейной жизни, тоже 2016 г., у учительницы химии и биологии С. А. Жигулевой. Тем не менее, обе программы написаны женщинами и в них не достает мужского видения проблемы. А современных программ, написанных мужчинами, не найти. Получается перекос. Например, у Жигулевой на полном серьезе рассказывается:

 

«кухонная работа физически тяжела для женщин. Установлено точными измерениями специалистов, что чистка картофеля по затрачиваемым усилиям соответствует труду каменщика; работа у газовой плиты по вредности мало отличается от шахтерского труда в загазованном забое.

 

Так, может, справедливо будет заняться женщине уютом в квартире, созданием красивой одежды для семьи, а мужчине взять на себя выполнение тяжелой работы? Тогда они вместе на кухне будут, проявлять творчество, создавая великолепные блюда» [7, с. 47].

 

Ни слова о том: а что женщина может сделать для мужчины в шахте или в армии, например? Если не может, то почему бы не указать на незаменимость и значимость мужского труда наряду с особыми тяготами женского? То же при упоминании конфликта в семье из-за алкоголизма, который в принципе мужской, а о женском алкоголизме ни слова. Такой подход иначе, как предвзятость, не охарактеризуешь.  

 

Социальный педагог Е. К. Погодина в 2003 г. как обоснование для составления учебного пособия по «Основам семейной жизни» указывает тревожные факты: 

 

«Статистические данные показывают ежегодный рост количества разводов, значительная часть которых совершается в фазе адаптации супругов друг к другу, увеличение внебрачной рождаемости, отказ от детей, рост количества людей, не состоящих в браке, высокий уровень абортов и родов у несовершеннолетних и т.п. 

 

Многогранные социальные роли супруга и супруги, отца и матери требуют большого круга знаний, сложной совокупности умений и навыков» [11].

 

Большой исторический и теоретический интерес по обсуждаемому здесь вопросу представляет собой «Хрестоматия по этике и психологии семейной жизни», составленная в 1986 г. кандидатами педагогических наук И. В. Гребенниковым и  Л.  В. Ковинько. Кроме самой хрестоматии, весьма примечательна преамбула о советской морали в отношении семьи и брака. Не вникая в идеолого-политическую составляющую советской философии семьи, с самого начала провозглашается особая забота о женщине-матери, о женском здоровье и правах и полное умолчание о мужчине-отце, о мужских здоровье и правах. Это совершенно несправедливо, но так было и пока еще так. Интересно, что забота до сих пор особая. Что буквально и подтвердил недавно В. В. Путин в своем телевизионном послании о необходимости пенсионной реформы, где, сократив выход женщин на пенсии с 8 до 5 лет, обосновал свое решение особым отношением в нашей стране к женщинам.

 

Другие две ключевые идеи советской хрестоматии: «брак можно определить как исторически изменяющуюся социальную форму отношений между женщиной и мужчиной» и возвеличивание пролетарского брака по любви в противовес буржуазно-мещанскому браку без любви. Советская семья не идеальна, но она должна стремиться к коммунистическому идеалу, заключающемуся в создании трудовой семьи, жизнь которой тесно связана с жизнью остального общества [18]. Важно сегодня, спустя треть века после крушения советского проекта, вдуматься в тот проект и осмыслить, что происходит сейчас: что было ошибочно, а что верно. 

 

Еще один ценный текст позднесоветского периода, используемый в данной статье: «Этическая мысль: Научно-публицистические чтения», 1988 г., – представляет сборник серьезных философско-этических статей, в том числе и о семейной проблематике. Причем почти свободных от идеологических штампов, присущих тому времени. Научному стилю авторов этого сборника хочется подражать и сегодня, спустя 30 лет.

 

В целом текст хрестоматии Гребенникова и Ковинько отличается репрезентативностью мнений. Местами там действительно приводятся образцы философско-этического анализа семейно-брачного феномена, но в специфической советской интонации. Можно отметить также, что тексту социолога Погодиной присуща научная ненавязчивость изложения, в отличие от субъективной предвзятости психолога Шуляк или идеологического пафоса хрестоматии. И вместе с тем все четыре упомянутых текста, включая Жигулеву, выбранных в достаточной степени случайно, насыщены стереотипами, между которыми предлагается выбор. В процессе осуществления которого, по-видимому, и происходит задуманное авторами семейное образование. Только стереотипы авторы подобрали на свой вкус.  

 

У такого подхода есть плюсы и минусы. А из минусов вот какой главный: принимая традиции вслепую, утрачивают их подлинное понимание. Поэтому при усвоении традиционных или современных стереотипов важно их осознанное критическое усвоение или неусвоение, то есть обращение к их логически обоснованным рациональным предпосылкам и основаниям. Такой подход снимет противоречие между пониманием «современной», «традиционной», «исторической» и иными формами семьи, позволяя увидеть за различными наименованиями когда объединяющую, а когда и разъединяющую их подлинную потенциально-актуальную сущность. Иными словами, в данной статье предлагается не психолого-социальный, а философско-этический подход к основам семейной жизни, причем облегченный от политических идиологем. Главное преимущество и отличие этого подхода в том, что он позволяет постигать мир разносторонне как систему, взятую в ее целой совокупности, а не с какой-то одной стороны какой-то одной наукой.

 

Для аналитической деконструкции в статье рассматриваются лишь несколько краеугольных стереотипов, без которых нельзя представить семейную жизнь в принципе, которые относятся к области отношений супругов между собой и с детьми. Совершенно очевидно, что закладываются основы семейной этики с раннего возраста и прежде всего в самой семье. Но и в рамках образовательных учреждений можно внести свою лепту, например, на уроках классного часа. На таком уроке проблемная постановка вопроса может сочетаться с информирующей лекционной формой учебного процесса, а монолог учителя-преподавателя попеременно превращаться в семинар дискуссию с учащимися и обратно. 

 

Поскольку тема семьи чрезвычайно деликатная, где точки зрения могут расходиться диаметрально противоположным образом, то важно выбрать наиболее общий и вместе с тем, как по умолчанию кажется, продуктивный путь постижения проблемы – метод рационализации. Такой путь позволил бы построить теоретическую развертку семейной проблематики, основанную на общезначимых и необходимых основаниях, свободных от политических пристрастий, равно неотъемлемых и от умной внутренней и от биологической природы человека. Предполагаемый урок необходимо, значит, будет выглядеть как урок проблемного типа, что предполагает высказывание широкого спектра мнений в диалоге с условием их рациональной обоснованности. И, наверное, предмет такого урока может быть сформулирован, как современная счастливая семья

 

На этом пути, с одной стороны, можно рассматривать массу уникальных примеров семейного опыта, на что, пожалуй, не хватит всей жизни. С другой стороны, можно рассмотреть общую идеальную модель семьи. То есть попытаться выявить в массе уникально-конкретного то единое и всеобщее, что приводит к счастью. А также то всеобщее, что от счастья уводит прочь. Но сделать это не столько путем всеобъемлющего анализа имеющегося наличного опыта, на что, как кажется, не хватит всего времени, а скорее путем умозрительного развертывания идеи семьи в плоскость человеческого бытия, с привлечением подтверждающих примеров из реальной семейной жизни. 

 

Может ли из этого что-то получиться? Может и причем с высокой степенью вероятности. Например, Л. Н. Толстой, великий моралист русской классической литературы, сделал следующее красноречивое наблюдение: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему» [13, с. 3]. В качестве своеобразного подтверждения слов классика можно вспомнить пример слесарной практики, когда на задании надо вырезать из металла нарисованный циркулем круг. Все правильно выполненные работы при этом – похожи и одинаково круглы, а неправильные – кривые и каждая крива как-то по-своему. Так может быть и семью можно создать на круглую отличную оценку, если нам удастся нарисовать подходящий рациональный идеальный проект и затем неукоснительно следовать по намеченным в этом проекте линиям? Математика, геометрия и логика да будут нам в помощь. 

 

Как водится, говоря о рационализме и ссылаясь на него как на пример всего правильного и благого, подразумевают ту идею, что, если человек будет довольствоваться жизнью в пределах разумно необходимого и общезначимого, все будет хорошо. Но люди подвержены безумным страстям и страдают, превышая меру полезного и дозволенного. И здесь можно ясно увидеть, что каждый несчастлив настолько, насколько отдалился от разумной меры. Иными словами, следуя за мыслью В. Н. Шердакова: нравственные законы нельзя попирать безнаказанно [16, c. 182], так как они общезначимы и необходимы по своей природе, являя собой этическое продолжение ее онтогносеологического единства. Чем больше извращение разумной меры, тем большая расплата настигает преступника. Расплата – как похмелье, как перегнутая палка, как возвращающийся бумеранг. Аналогии можно продолжать. 

 

Все счастливые, напротив, одинаково счастливы. Потому что они пребывают на одной единственной, логически определенной и выверенной идеальной вершине умного и последовательного поведения, в котором все части человеческого бытия взаимосвязаны и каждая поддерживает другие по мере разумной необходимости, способствуя здоровой организации и благу всего целого.

 

Это, конечно, абстрактная модель. Своеобразный мысленный метр нравственности. И семьи счастливые счастливы не потому, что они реально на этой мыслимой вершине находятся, а потому, что стремятся в своей жизни придерживаться ее правил. Причем также придется ввести понятия о подлинно и неподлинно счастливых семьях, чтобы показать значимость соответствия обычной семьи по отношению к рационально разворачиваемому идеалу семьи. Ведь можно представить себе, что есть семьи далекие от идеала, но чувствующие себя на данном этапе счастливо. Так, в начале болезни болезнь еще бывает не вполне очевидна, и человеку кажется, что все в полном порядке. Тут мы можем спорить о детальном конкретном содержании такого идеала, но не можем отрицать его должное, идеальное существование и его благотворный организующий эффект на нашу реальную сущую, практическую жизнь. А также можем и выявить какое-то наиболее общее содержание и ориентиры, присущие описываемому высшему закону.

 

После предварительной вводной части о предмете урока и условиях его постижения, урок семейной этики можно было бы продолжить как раз с противопоставления должного и сущего, подлинного и ложного, и вместе с тем описания их взаимообусловленности. Затронув современный миф о романтической любви, как этот феномен сформулирован у Ю. Н. Давыдова [6, c. 174], в котором вся суть любовных отношений помещена как бы в камеру, где есть только двое, можно заявить главную цель урока семейной этики: раскрытие потенциала подлинной любви в противоположность любви ограниченной и кажущейся. Ведь еще в античной традиции были выявлены такие разные проявления любви как, например:

  • агапэ (бескорыстная великодушная любовь),
  • эрос (чувственная любовь),
  • филиа (дружеская любовь по интересам) и
  • сторгэ (любовь между членами семьи) [8].

Попробуем здесь взять за точку отсчета кажущееся, по-видимому, справедливым то предположение, что подлинная любовь включает в себя все аспекты человеческого бытия, а неподлинная ограничивается возвеличиванием одних сторон и умалением или умолчанием других. Задачами урока в так поданном ключе можно назвать раскрытие сущности семейной этики во взаимосвязи с другими аспектами человеческой жизни.

 

У всех отношений человека, как существа биопсихосоциального, помимо эмоционально-интеллектуальной есть естественно-материальная составляющая. Как сказал бы, например, Н. А. Бердяев, человек как индивидуум есть существо натуралистически-биологическое, а личностно – религиозно-духовное [3, c. 62]. Или, Э. Фромм: «Нельзя отделить человека как индивида от человека как члена общества, а если такое случается, то кончается непониманием и того и другого» [15, c. 145]. Судя по этому высказыванию, Фромм только лишь своеобразно перефразировал древнюю мысль Аристотеля: «человек по природе своей есть существо политическое» [1, c. 24]. Следует иметь ввиду, что моральное и биологическое здоровье тут выступают органическими частями друг друга. Так, пьянство и наркомания несовместимы с понятием счастливой семьи. В свою очередь здоровый человек не может не быть волевым и социально-ориентированным. И в любви эта естественно-материальная составляющая выражена в форме семейной экономики, где каждый член семьи выполняет свою необходимую, незаменимую и полезную роль в общем хозяйстве. 

 

Все члены семьи являются значимыми субъектами семейного процесса, но в разной степени. Причем значимость может быть растянута во времени. Например, первоначально беспомощные младенцы впоследствии делаются сильными взрослыми людьми, вкладывающимися в общее семейное хозяйство. Но не любые младенцы, а правильно воспитанные в чувстве любви и благодарности за проявленную о них в детстве заботу. Детям только надо иметь ввиду, что, получая покровительство старших, им следует проявлять соответствующее послушание, ведь только при условии этого покровительство и может быть осуществимо, не превращаясь в шантаж. А то ведь как часто бывает на практике, например, учащиеся жалуются на несправедливое отношение учителей, в то время как сами ведут себя не как ученики и не в праве рассчитывать на поощрительное отношение, а заслуживают наказания. Стереотипы о послушании младших старшим и о заботе старших над младшими основаны на принципе взаимности.

 

Принцип взаимоуважения в счастливой семье стоит во главе угла. Мать – рождает, терпит муку и скорбь, болеет во время родов, отец трудится, проливает семь потов, ищет средства к существованию для семьи – в итоге все совершают подвиг, похожий на воинский. Преодолевают испытания и побеждают, иногда проигрывают. В такой перспективе решение кто в семье главный может носить ситуационный характер. Главный тот, кто стоит на страже общих интересов, кому лучше видна перспектива их дальнейшего развития и кто может способствовать этому развитию наиболее эффективно. Лучше всего договориться и прояснить вопрос о том, кто главный в семье и при каких обстоятельствах, перед вступлением в брак. Главенство – это повышенная мера ответственности, подкрепленная большим количеством ресурсов. Стереотип о главенстве мужа и об отцовском, мужском авторитете основывается на его природной силе. Современным законодательством силовое преимущество мужчины по умолчанию признается неоспоримым, когда мы видим, что для девушек не существует общевоинского призыва и когда мужской возраст выхода на пенсию больший, чем у женщин. Но в случае болезни главенство может быть разделенным и переходящим. И здесь те же принципы взаимности, золотой середины и меры подкрепляют собой стереотип о ненасилии мужчин по отношению к женщинам.

 

Н. Я. Соловьев пишет: «Быть отцом в наше время труднее, чем прежде. «Врожденного» права на главенство в семье, «наследственного» авторитета в настоящее время отец уже не имеет. «Врожденный» авторитет отца может быть замещен авторитетом приобретенным, который определяется всем поведением в семье, заботой о ней. Но и тогда этот авторитет будет не господствующим, а равным с авторитетом матери. В этом суть современной, равноправной, демократической, коллективистской семьи» [18].

 

Подобную же мысль спустя более трети века воспроизводит в своем курсе В. Н. Шуляк. Ситуация в этом вопросе действительно трудная и похожа на самогипноз, когда после долгого повторения какой-то политической идеи начинают слепо в нее верить, не подвергая ее критической проверки разумом. В этом смысле наше общество все еще слишком советское и остается в плену у энгельсовского определения патриархата как противоестественной моногамной формы семьи, в основе которой лежат экономические отношения, выражающиеся в порабощении одного пола, женского, другим, мужским. 

 

Конечно, феминизм и эмансипированность женщин есть социокультурный факт нашего времени. Нельзя и недооценивать, и преувеличивать стереотип об эмансипированности современных женщин. Есть ли у феминизма более прочные основы, чем политическая пропаганда? Как реакция, в социокультурную повестку дня постепенно входит и ширится мужское движение, маскулизм. Следует ли дожидаться, образно говоря, когда кошки передерутся с собаками или поискать разумный выход? Важно разобраться в различиях между отцовским и материнским авторитетами.

 

В действительности здесь есть проблема справедливости, но не столько политико-экономической, сколько всеобщей. Причем уравнительная концепция справедливости является в этой ситуации менее адекватной, чем распределительная. Рациональный ответ в том, что несправедливо принуждать слабейших и менее способных к деятельности, которая лучше удается сильнейшим и наиболее способным, от которых ожидать такую деятельность будет справедливо. Вместе с тем, следуя принципу взаимности, отец не подавляет младший авторитет матери, а берет себе в помощь. Отец и мать оберегают родительские авторитеты друг друга ко взаимной пользе. Врожденный авторитет пропадает у мужчины, только если сам мужчина от него отказывается, или ему внушат, и он начнет вести себя как представитель слабого пола. 

 

Это не только вопрос физиологических различий, но и тесно связанной с полом социальной адаптированности. Пока женщин не призывают в армию, где они рискуя жизнью смогут пройти маршброски с 60-килограммовыми рюкзаками и оружием и сразиться с противником, не ждут от них, что они будут строить дома или переносить тяжелые чемоданы и мебель, заменять колесо у автотранспорта, охотиться, пахать землю, добывать нефть и газ, изобретать ядерные двигатели, делать все то, на что у них не хватит сил, то мы можем говорить именно о феномене врожденного авторитета и настаивать на уважительном к нему отношении и заботе о его поддержании – мужском здоровье и правах. Ведь по необходимости выходит, что в корне не тождественные женским, права и обязанности у мужчин больше и труднее. Стереотип о равноправии полов есть идеологически притянутое за уши, политически ангажированное, но практически не возможное уравнение

 

Биологическая и социальная природа человека взаимосвязаны столь тесно, что рассмотрение их порознь может увести далеко-далеко от практического рационализма. Каждый выполняет в семье ту задачу, с которой может справиться только он или она, и никто другой. Не родитель номер один и номер два. А – он и она, отец и мать. Если мы трезво смотрим на материальный аспект человеческого бытия, то не выдумываем витающий в облаках произвольно программируемый социальный гендер, меняющийся в зависимости от исторической ситуации. Никакая историческая ситуация не может отменить законы природы, а только подавить их и совершить над ними насилие. 

 

Технологический прогресс и уровень развития современной цивилизации не изменяют того обстоятельства, что одним из основополагающих принципов организации общества и его безопасности как в целом, так и у отдельно взятой личности является семейное воспитание и семейная экономика, не отменяет биологических ограничений мужского и женского организмов. И одновременно вместе с этим семья выступает самым гарантированным способом социальной защиты, создание которого, разумеется, сопряжено с большим жертвенным трудом. Здесь один из тех моментов, когда нельзя не согласиться с коммунистическим идеалом трудовой семьи. Без труда и трудолюбивости семья невозможна. В ней все должны быть озадачены чем-то полезным и значимым. 

 

Как указывают социологи Ю. Г. Астахова и М. В. Агасарян, символом кризиса современной семьи и причиной ее распада служит уменьшение числа детей в браке: однодетная семья изначально нацелена на быстрый развод [2]. Сегодня распространяется стереотип о том, что мужчина добытчик и трудяга, а женщина дома с детьми как бы бездельничает. Но материнский авторитет, так же, как и отеческий, зиждется на трудолюбивости. Кроме того, недостаточно родить биологически, важнее родить духовно, указать правильные ориентиры и предупредить о ложных, начиная с тривиального «спички детям не игрушка». 

 

Из чего складывается стереотип о счастливой полной семье? Дети – это часть семейного хозяйствования, уча их заботиться о родителях, учат правильной модели поведения, с помощью которой дети воспитают собственных детей и устроят собственное будущее. Дети – это подлинная пенсия родителей, подспорье им в старости, а также друг другу. То есть речь идет не только про эмоциональное вложение, но и материальное. Причем для правильного воспитания детей имеет значение и их количество в семье

 

Давно подмечено, что один ребенок рискует вырасти эгоистом, двое – конфликтными, а трое – уже смогут надежно позаботиться друг о друге и о родителях. В многодетной семье дети учатся реальной социальной адаптации. Многодетность – это реальная страховка на случай болезни или несчастного случая, ведь если один ребенок погибнет или заболеет, останутся другие и подстрахуют. При правильном воспитании каждый ребенок – это подспорье родителям и вообще всем членам семьи в умножении семейного благополучия. Идеальная семья – это школа реальной, не только эмоциональной, но и экономической заботы друг о друге.

 

Рассмотрим стереотип о бедной многодетной семье. Замечают, что многодетная семья – бедная. Но надо бы уточнить, что это бедность в краткосрочной перспективе. Ведь, как и в бизнесе в самом начале, когда прибыль бывает небольшой, но постепенно вырастает, так и в семье. Правильно организованная семья – это надежное предприятие, где все члены получают гарантированную защиту и обеспечение всем необходимым, но без роскоши. Вместо материальной роскоши семья дает роскошь атмосферы любви, взаимоподдержки, свободы, независимости и перспективности. Ведь гораздо легче добиться чего-то, когда у тебя множество близких родственников, а не кредитов в банке и при том в одиночку. Как пример здесь уместно вспомнить стереотип о сплоченности и клановости кавказских народов. Или вспомнить слова священника Павла Гумерова: «Если человек сумел создать семью, где его любят, понимают и ждут, это дает ему огромную защиту, даже в самых страшных и тяжелых обстоятельствах жизни. Даже в разлуке с семьей семьянин чувствует помощь и защиту семейных уз» [5].

 

Обращаясь к стереотипу о семье как осуществлении подвига и закрепощении женщины и мужчины семейными узами, следует указать на тот факт, что в отечественной культуре с подвигом не обязательно связывались достижения социально значимых результатов. Под подвигом вообще даже не конкретный результат подразумевается, как отмечает А. В. Трофимова, а неустанное движение вперед – в ментальном и нравственном плане [14, c. 318]. Когда говорят о социальном смысле семьи, как о способе продолжения рода, то следует указать и на глубоко экзистенциальный индивидуально-психологический смысл, как на возможность для личности состояться во всех значимых с точки зрения вечности, а не моды, планах. Ведь семья – это микрокосмос, который содержит в себе в отраженном виде всю полноту бытия. То есть семью следует создать уже хотя бы потому, что это открывает поле для обширной самореализации.

 

В чем заключается стереотип о супружеской верности? Важно иметь в виду, что как во всяком процессе при его разворачивании, в семейном процессе бывают моменты напряжения и усилия, борьбы с внешними и внутренними вызовами такой интенсивности, что даже ученики Христа, например, проповедовавшего долготерпение, позволяли себе усомниться: «Если такова обязанность человека к жене, то лучше не жениться» (Мф. 19: 10). Поэтому чрезвычайно важно иметь моральную устойчивость и уметь находить компромиссные решения, быть готовыми бороться и приносить жертвы, как сотрудники, которые борются за общее дело против разорения. Пафос этой борьбы выражается в сакраментальной фразе «быть верными до гробовой доски». Эта верность и приверженность супругов друг к другу и к детям выступает примером для подрастающих молодых людей, приучая их к правильной модели поведения и воспитывая подлинное чувство благодарности.

 

Полностью раскрытая, если это возможно, обозначенная в данной статье тема семейной этики превосходит объем статейного формата или классного часа. Приходится ограничиваться лишь акцентированным наведением на важнейшие перспективы. На этом пути с помощью разума можно открыть как вершины наиболее общезначимых истин, так и попытаться составить конкретизированную детальную дорожную карту, как это предлагает сделать, например, А. Н. Бирюков [4]. 

 

Можно констатировать, что в настоящее время в области семейной этики и в целом государственного образования существует дефицит мужского внимания и требовательности. Напрасно сетовать на деградацию современной семьи и моральных устоев общества, если материнский авторитет не подкреплен отцовским. И если мужчины обучаются женщинами в совершенно женском духе, приучаясь жить, как прекрасный, но слабый пол, а не сильный. Эта тенденция была заложена еще в советское время, когда культивировалась особая роль женщин. Для исправления имеющейся на сегодня девиантной ситуации, когда люди не понимают разрушительных последствий ложных установок, следует создать специальное образование для мужчин, защищенное от женского преобладания. Сегодня возрождение раздельного обучения мальчиков и девочек видится не частной прихотью, а вопросом национальной безопасности. Ведь если правда, что отмирает институт семьи, умрет и все, что вкладывали прежде в понятие общества.

Список литературы и источников

  1. Аристотель. Политика: [пер. с древнегреч.]. М.: АСТ: АСТ МОСКВА: ХРАНИТЕЛЬ, 2006. 393 с.
  2. Астахова Ю. Г., Агасарян М. В. Социология семьи: учебное пособие [Электронный ресурс]. URL: http://legacy.stu.lipetsk.ru/files/materials/7175/uchebnoe_posobie.pdf (дата обращения: 22.08.2018).
  3. Бердяев Н. А. О назначении человека. М.: Республика, 1993. 383 с.
  4. Бирюков А. Н. Готов ли ты к семье? Ключевая информация-программа для мужчин и женщин [Электронный ресурс]. URL: https://alexandernikolaevichbiryukov.ru/articles/mnf/358-gotov-li-ty-k-seme-klyuchevaya-informatsiya-programma-dlya-muzhchin-i-zhenshchin (дата обращения: 22.08.2018).
  5. Гумеров П., священник. Правила семейной жизни. Семейная жизнь в вопросах и ответах [Электронный ресурс]. URL: http://www.pravoslavie.ru/45645.html (дата обращения: 22.08.2018).
  6. Давыдов Ю. Н. Ценности семьи и романтический культ «страсти». - Этическая мысль: Науч.-публицист. чтения. М.: Политиздат, 1988. C. 156-176
  7. Жигулева С. А. Рабочая программа курса «Основы семейной жизни» [Электронный ресурс]. URL: http://bolohovo-co1.lbihost.ru/wp-content/uploads/sites/25/2017/08/osnovy_semeinoi_zhizni_7-8_kl.pdf (дата обращения: 22.08.2018).
  8. Катаева Д. Философия любви. Какие существуют виды любви? [Электронный ресурс]. URL: https://sunmag.me/sovety/17-02-2014-filosofiya-lyubvi-kakie-sushhestvuyut-vidy-lyubvi.html (дата обращения: 22.08.2018).
  9. Лефевр В. А. Познание и вера. - Вопросы философии. М.: «Издательство «Наука». 2016. № 9. С. 95-97.
  10. Совет да любовь! / Сост. В. В. Александрова. Л.: Лениздат, 1988. 350 с.
  11. Погодина Е. К. Основы семейной жизни. Учебное пособие [Электронный ресурс]. URL: http://elib.bspu.by/bitstream/doc/19038/1/%D0%9E%D1%81%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D1%8B%20%D1%81%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%B9%D0%BD%D0%BE%D0%B9%20%D0%B6%D0%B8%D0%B7%D0%BD%D0%B8-watermark.pdf (дата обращения: 22.08.2018).
  12. Стошкус К. Этикет в развитии общества. - Этическая мысль: Науч.-публицист. чтения. М.: Политиздат, 1988. C. 240-255.
  13. Толстой Л. Н. Анна Каренина: Роман в 8-ми частях. Ч. 1-4. Л.: Худож. лит., 1982. 448 с. 
  14. Трофимова А. В. Аксиологическое содержание категории «подвиг» в пространстве русской культуры. - Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова.2008. № 4. С. 317-321.
  15. Фромм Э. Миссия Зигмунда Фрейда. Анализ его личности и влияния. М.: АСТ: Астрель, 2011. 157 с.
  16. Шердаков В. Н. Размышления о любви и нравственном долге. - Этическая мысль: Науч.-публицист. чтения. М.: Политиздат, 1988. C. 177-187.
  17. Шуляк Н. В. Программа курса семейной жизни [Электронный ресурс]. URL: https://nsportal.ru/vuz/psikhologicheskie-nauki/library/2016/01/16/programma-kursa-semeynoy-zhizni (дата обращения: 22.08.2018).
  18. Хрестоматия по этике и психологии семейной жизни / Сост. И. В. Гребенников, Л.  В. Ковинько [Электронный ресурс]. URL: https://sheba.spb.ru/shkola/psih-hre-etika-1986.htm (дата обращения: 22.08.2018).

References

  1. Aristotel', 2006, Politika: [per. s drevnegrech.]. M.: AST: AST MOSKVA: KHRANITEL', 2006. 393 s.
  2. Astakhova YU. G., Agasaryan M. V., 2018, Sotsiologiya sem'i: uchebnoye posobiye [Elektronnyy resurs]. URL: http://legacy.stu.lipetsk.ru/files/materials/7175/uchebnoe_posobie.pdf (data obrashcheniya: 22.08.2018).
  3. Berdyayev N. A., 1993, O naznachenii cheloveka. M.: Respublika, 1993. 383 s.
  4. Biryukov A. N., 2018, Gotov li ty k sem'ye? Klyuchevaya informatsiya-programma dlya muzhchin i zhenshchin [Elektronnyy resurs]. URL: https://alexandernikolaevichbiryukov.ru/articles/mnf/358-gotov-li-ty-k-seme-klyuchevaya-informatsiya-programma-dlya-muzhchin-i-zhenshchin (data obrashcheniya: 22.08.2018).
  5. Gumerov P., 2018, svyashchennik. Pravila semeynoy zhizni. Semeynaya zhizn' v voprosakh i otvetakh [Elektronnyy resurs]. URL: http://www.pravoslavie.ru/45645.html (data obrashcheniya: 22.08.2018).
  6. Davydov YU. N., 1988, Tsennosti sem'i i romanticheskiy kul't «strasti». - Eticheskaya mysl': Nauch.-publitsist. chteniya. M.: Politizdat, 1988. C. 156-176
  7. Zhiguleva S. A., 2017, Rabochaya programma kursa «Osnovy semeynoy zhizni» [Elektronnyy resurs]. URL: http://bolohovo-co1.lbihost.ru/wp-content/uploads/sites/25/2017/08/osnovy_semeinoi_zhizni_7-8_kl.pdf (data obrashcheniya: 22.08.2018).
  8. Katayeva D., 2014, Filosofiya lyubvi. Kakiye sushchestvuyut vidy lyubvi? [Elektronnyy resurs]. URL: https://sunmag.me/sovety/17-02-2014-filosofiya-lyubvi-kakie-sushhestvuyut-vidy-lyubvi.html (data obrashcheniya: 22.08.2018).
  9. Lefevr V. A., 2016, Poznaniye i vera. - Voprosy filosofii. M.: «Izdatel'stvo «Nauka». 2016. № 9. S. 95-97.
  10. Sovet da lyubov'!, 1988, / Sost. V. V. Aleksandrova. L.: Lenizdat, 1988. 350 s.
  11. Pogodina Ye. K. Osnovy semeynoy zhizni. Uchebnoye posobiye [Elektronnyy resurs]. URL: http://elib.bspu.by/bitstream/doc/19038/1/%D0%9E%D1%81%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D1%8B%20%D1%81%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%B9%D0%BD%D0%BE%D0%B9%20%D0%B6%D0%B8%D0%B7%D0%BD%D0%B8-watermark.pdf (data obrashcheniya: 22.08.2018).
  12. Stoshkus K., 1988, Etiket v razvitii obshchestva. - Eticheskaya mysl': Nauch.-publitsist. chteniya. M.: Politizdat, 1988. C. 240-255.
  13. Tolstoy L. N., 1982, Anna Karenina: Roman v 8-mi chastyakh. CH. 1-4. L.: Khudozh. lit., 1982. 448 s. 
  14. Trofimova A. V., 2008, Aksiologicheskoye soderzhaniye kategorii «podvig» v prostranstve russkoy kul'tury. - Vestnik KGU im. N. A. Nekrasova. 2008. № 4. S. 317-321.
  15. Fromm E., 2011, Missiya Zigmunda Freyda. Analiz yego lichnosti i vliyaniya. M.: AST: Astrel', 2011. 157 s.
  16. Sherdakov V. N., 1988, Razmyshleniya o lyubvi i nravstvennom dolge. - Eticheskaya mysl': Nauch.-publitsist. chteniya. M.: Politizdat, 1988. C. 177-187.
  17. Shulyak N. V., 2016, Programma kursa semeynoy zhizni [Elektronnyy resurs]. URL: https://nsportal.ru/vuz/psikhologicheskie-nauki/library/2016/01/16/programma-kursa-semeynoy-zhizni (data obrashcheniya: 22.08.2018).
  18. Khrestomatiya po etike i psikhologii semeynoy zhizni, 1986, / Sost. I. V. Grebennikov, L. V. Kovin'ko [Elektronnyy resurs]. URL: https://sheba.spb.ru/shkola/psih-hre-etika-1986.htm (data obrashcheniya: 22.08.2018).

Популярное

Россия, история, 2000 - 2014
Путин В., Президент России, Мюнхен, 2007
Япония: роль и место в развязывании Второй мировой войны и политика СССР
Московский морской кадетский корпус "Навигацкая школа"
Без знания прошлого нет будущего
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе

Рубрики

"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Яндекс.Метрика
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN