Галас Марина Леонидовна,

доктор исторических наук, профессор,

Финансовый университет

при Правительстве Российской Федерации,

главный научный сотрудник Департамента политологии и массовых коммуникаций

Россия, г.Москва

E-mail: MLGalas@fa.ru

Galas Marina Leonidovna,

Doctor of Historical Sciences, Professor,

Financial University under the Government

of the Russian Federation,

Chief Researcher of the Department of Political Science and Mass Communications

Russia, Moscow

  E-mail: MLGalas@fa.ru


Опыт использования «мягкой силы» для социально-экономической адаптации российских мигрантов в период НЭП (1)

Experience in the use of «soft power» to socio-economic adaptation of Russian migrants between New Economically Policies

DOI: 10.24411/2311-1763-2019-10199

Аннотация

Теория и практика регулирования миграционных процессов генетически и телеологически складываются под влиянием актуальных задач современности и с учетом исторического опыта. В статье рассматриваются институциональные, государственно-политические, правовые подходы к социально-экономической адаптации российских мигрантов в 1920-е годы. В этот период перед Россией, строившей не имевший аналогов в мировой практике социалистический тип государства, преодолевавшей разрушительные последствия Первой мировой и гражданской войн, интервенции, стояли задачи преодоления внутреннего национального раскола, восстановления экономики, формирования советской государственной, народно-хозяйственной и правовой систем. 

 

Ключевые слова: 

миграция, беженство, военнопленные, репатриация, офицеры, казачество, адаптация,

правовой статус, общество, экономика, политический (государственный) режим

 

Summary

Theory and practice of regulating migration processes are genetically and teleological develop under the influence of the pressing challenges of our time and in the light of historical experience. This article discusses the institutional, public policy, legal approaches to socio-economic adaptation of Russian migrants in 1920-ies. In this period before Russia building do not have analogues in the world practice the Socialist state type, overcome the devastating effects of the first world war and the civil war, intervention, there were challenges to overcome the gross national split, economic recovery, the formation of the Soviet State, the people's economic and legal systems.

 

Keywords: 

 migration, refugees, prisoners of war, repatriation, officers, cossacks, adaptation,

legal status, society, economy, political (state) mode

С национальным расколом советско-большевистское руководство боролось посредством диктатуры пролетариата, уничтожения классов-эксплуататоров и создания общества трудящихся. Идея социалистического общества трудящихся накладывалась на урегулирование проблемы постреволюционной миграции россиян и их реэмиграции из стран реципиентов. Соотечественников различных категорий (беженцев, эмигрантов, военнопленных, интернированных и др.), проживавших за рубежом, возвращенных, адаптировали в советский государственный строй по мере его становления. Акцент был сделан на социально-экономическую адаптацию. Интегративные вопросы в отношении мигрантов и репатриантов были более актуальны для конца 1920-х – 1930-х гг. и были осложнены внутренними политическими и социально-классовыми разногласиями, последствие которых стал прецедент репрессий.

 

В начале 1920-х годов важное значение придавалось формально-институциональному обеспечению миграционной политики. Следуя государственно-политическим интересам руководство страны разрабатывало тактику социально-экономической адаптации российских мигрантов. В Советскую Россию возвращались военнопленные, интернированные, жертвы Первой мировой войны.

 

Председатель Совета народных комиссаров РСФСР В.И. Ленин подписал агреман (2) о назначении полномочного представителя Наркомата иностранных для решения на межправительственном уровне вопросов по процедуре обмена военнопленными и интернированными, беженцами, регулирования правового статуса российских мигрантов в странах реципиентах и иностранных граждан в Советской России [1, лл. 20-23].

 

Человеческие потери России в результате гуманитарной катастрофы, вызванной Первой мировой и гражданской войнами, экономическим, политическим, социальным кризисами, революционными потрясениями, интервенцией, Советское Правительство могло смягчить комплексом мер, в том числе и возвращением россиян, проживавших за рубежом. Показательно, что Постановление Совета труда и обороны РСФСР от 24.11.1920 г., Постановление Народного комиссариата труда РСФРС от 04.12.1920 г. «О порядке направления на работу эмигрантов, возвращающихся в РСФСР…», ряд других нормативных правовых актов закрепили для добровольных реэмигрантов преференции в форме отсрочки призыва в вооруженные силы, гарантированного трудоустройства, предоставления социальных гарантий [2, лл. 3-5, 209-210].

 

Преференциальная тактика добровольного возвращения соотечественников сочеталась с пропагандистскими акциями в периодической печати, в том числе в странах – реципиентах. Публиковались письма служащих Русской Армии младшего и среднего звеньев, казаков о невыносимых условиях жизни в эмиграции (содержании в концентрационных лагерях, карательных акциях, голоде и болезнях, тяжелом и низкооплачиваемом, сравнимом с рабским, трудом и др.) о протестах против притеснений и эксплуатации в Бизерте, Константинополе, что во многом соответствовало эмигрантской действительности [3, с.300-303, 328-334, 364-372]. Территориальные организации РКП(б) организовывали размещение репатриантов, устраивали спектакли, концерты, вечера.

 

В странах-реципиентах учреждались общественные организации по содействию возвращения на Родину. Активную роботу в этом направлении вел «Союз возвращения на Родину». Международные организации (Лига Наций и ее институт Верховного комиссара по делам репатриации военнопленных из России, Междусоюзническая репатриационная комиссия) решали вопросы адаптации российских мигрантов в странах рассеяния.

 

Зарубежные информаторы докладывали в Иностранный отдел Главного политического управления РСФСР о свободном волеизъявлении рядовых служащих и офицерских чинов Русской Армии и обдуманности их решений о возвращении на родину. Казаки обращались Центральный эвакуационный комитет (далее – Центроэвак) и его органы по вопросам репатриации. Центроэвак, Подотделы Учета и распределения рабочей силы, другие подведомственные ему структуры решали все вопросы по перемещению внутренних и внешних трудовых ресурсов на территории Советской России (санитарных проверок, трудоустройства, обеспечения жильем, железнодорожных перевозок) [4]. В некоторых государствах, например, в Болгарии, отмечались случаи применения работодателями локаута в отношении российских мигрантов, изъявивших желание возвратиться в Россию.

 

Фильтрационно-проверочные мероприятия в отношении офицеров, перебежчиков белых армий, чиновников белых правлений, государственных служащих Российской империи осуществлялись структурами Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем (далее - Всероссийской чрезвычайной комиссии). Первичная фильтрационно-учетная процедура проходила в особом отделе Всероссийской чрезвычайной комиссии по месту пленения или добровольного перехода в Красную Армию. Всероссийская чрезвычайная комиссия принимала по фильтрационно-учетным вопросам подзаконные акты и применяла нормы приказов Революционного военного совета республики. Белые офицеры, прошедшие проверку и востребованные по квалификационным характеристикам в Красной Армии, зачислялись особыми отделами Всероссийской чрезвычайной комиссии в вооруженные силы и несли службу под контролем компетентных органов. В случае необходимости бывшие белые офицеры, состоявшие на службе в Красной Армии, командировались в центральные города для прохождения дополнительной профессиональной и специальной подготовки в военных высших учебных заведениях. Не востребованные действующими частями советских вооруженных сил офицеры прикреплялись к резервным структурам, а также с января 1921 года мобилизовались для трудовой деятельности в советских учреждениях, предприятиях [5, лл. 10-11, 6, лл. 10-11]. Тогда же Революционный военный совет республики отменил обязательное прохождение репатриированными офицерами военно-политической подготовки.

 

Приказом Революционного военного совета республики от 24.05.1921 г. №1128/202 репатриированным белогвардейским офицерам, чиновникам разрешался бессрочный отпуск. Уволенные в бессрочный отпуск репатрианты продолжали состоять на учете в особых отделах Всероссийской чрезвычайной комиссии. Снятие с учета допускалось на основании ходатайства органов военного или административного управления, или по месту службы. Члены РКП(б) были освобождены от прохождения процедуры учета. Увольнению с военной службы не подлежали репатриированные офицеры, имевшие высшее военное образование, востребованные технические профессии.

 

Фильтрационно-проверочные структуры (комиссии, лагеря) были расформированы Приказом Всероссийской чрезвычайной комиссии от 16.12.1921 г. № 425. Не успевшие пройти проверку рядовые и офицеры белых армий, чиновники в отношении которых не были предъявлены обвинения в совершении тяжких контрреволюционных преступлений, были освобождены из лагерей фильтрационно-проверочного назначения при условии последующего прохождения процедуры учета. Карательная санкция в виде лишения свободы сроком до 2-х лет должна была применяться к активным участникам боевых действий против советской власти, добровольно служивших в белых армиях. Тяжелые наказания были предусмотрены в отношении бывших офицеров белых контрразведок.

 

В ознаменование годовщин Великой Октябрьской социалистической революции, международных событий Всероссийский центральный исполнительный комитет, наделенный Конституцией РСФСР высшими властными полномочиями, принимал постановления об амнистии бывших военных и иных служащих белых армий. Ярким примером амнистирования может служить Постановление Президиума Всероссийского центрального исполнительного комитета от 03.11.1921 г. №74. Этим Постановлением была объявлена амнистия рядовым армий при условии доказанного принуждения или обманного привлечения прощаемых лиц к службе и пребывающих на дату амнистирования на территории Польши, Румынии, Прибалтийских республик. В продолжение границы действия амнистии были расширены и распространены на все государства рассеяния [7, л. 23]. Разъяснения по реализации Постановления об амнистии репатриационным службам направлялись Всероссийской  чрезвычайной  комиссией  [8, лл. 29-30; 9, лл. 8-10].  В приказе  от  10.02.1922 г.  № 67 о порядке применения амнистии Всероссийского центрального исполнительного комитета содержались указания об освобождении осужденных и административно высланных, правила изменения тяжести наказаний: лишенным свободы на 1 год осужденным белогвардейцам полагалось полное освобождение, на половину сокращались сроки наказанным лишением свободы от 1 года до 3-х лет, на треть – приговоренным к лишению свободы от 3-х до 5-ти лет.

 

Главное политическое управление Народного комиссариата внутренних дел РСФСР (далее – Главное управление) инициировало в сентябре 1922 года разработку нормативной правовой базы по упорядочению репатриации казачества и служащих белых армий. Белоказаков и служащих, пребывающих в Константинополе и добровольно принявших решение возвратиться на Родину, руководство Главного управления предложило репатриировать из Варны и Сицилии в Новороссийск. Болгария рассматривалась в тот период как основное государство трансфера российских репатриантов.

 

Организационные вопросы репатриационных мероприятий координировал специальный уполномоченный Главного управления, кандидатура которого была согласована с руководителем Народного комиссариата внутренних дел. Непосредственным исполнителем репатриационных мероприятий была назначена Центральная приемочная комиссия, составленная из служащих Ценроэвака и профильных наркоматов (Наркомата иностранных дел, Наркомата внутренних дел, Народного комиссариата путей сообщения и др.) [10, лл. 354-356].

 

Репатриационная логистика выстраивалась с учетом системы транспортных коммуникаций и механизмов транспортировки пассажиров и грузов. Транспортно-логистические вопросы контролировались высшими органами государственной власти – Всероссийским центральным исполнительным комитетом, Советом народных комиссаров РСФСР, а после легитимации Союза Социалистических Республик - Центральным исполнительным комитетом и Советом народных комиссаров СССР.

 

Продажа транзитных билетов (шифскарт) для мигрантов, репатриантов разрешалась Государственному торговому флоту и Доброфлоту РСФСР на основании постановления Всероссийского центрального исполнительного комитета и Совета труда и обороны при Совете народных комиссаров РСФСР от 9 октября 1923 года. Суда, имущество и финансовые средства, право вышеуказанных флотов на перевозку мигрантов и репатриантов были переданы вновь учрежденному АО «Советский Торговый Флот», согласно постановлению Центрального исполнительного комитета и Совета народных комиссаров СССР от 12.02.1926 г. [11, ст. 91].

 

Право на перевозку мигрантов получила также концессия в форме АО «Русско-Канадско-Американское пассажирское агентство». СССР, как принимающая сторона устанавливала въездные квоты, выездные квоты – отправляющая сторона (государство пребывания) [12 , с.72-79]. Квоты определяли количество регистрационных карт, выдаваемых российским мигрантам в 1926-1927 годы бесплатно (за счет принимающей стороны). Эти документы, в свою очередь, предоставляли право мигрантам оформить паспорта граждан СССР. По предъявлению регистрационной карты и паспорта можно было купить билет со скидкой (по договору между «Советским Торговым Флотом, с одной стороны, «Русско-Канадско-Американским пассажирским агентством», с другой). Перевозчики должны были направить отчет о выполнении обязательств по перевозке российский мигрантов, приложив обслуженные регистрационные карты, что служило основанием для оплаты оказанных ими услуг [13, л. 4-6, 18-19].

 

Контроль за перемещением российских мигрантов осуществлялся пограничными и паспортно-визовыми службами, консульскими отделами Полномочных представительств Народного комиссариата иностранных дел и Консульствам СССР за границей. Консульский контроль сопровождался процедурой оформления иммигрантской учетной карточки единого образца, оформлявшейся при получении паспорта СССР и въездной визы реэмигрирующими и иммигрантами дееспособного возраста (с 16 лет). Карточку прикрепляли к паспорту и заверяли приложением печати, при пересечении границы СССР пограничные службы Объединенного государственного политического управления при Совете народных комиссаров СССР вписывали дату прохождения контроля. Иммигрантские учетные карточки подлежали статистической обработке Центральным статистическим управлением СССР (далее – ЦСУ). Статистическую обработку карточек и анкет проводила Постоянная Комиссия Совета труда и обороны по трудовой сельскохозяйственной и промышленной иммиграции и реэмиграции СССР (далее - Постоянная комиссия) [14, лл. 4-6, 18-19], аналитические отчеты которой и передавались для вторичной обработки ЦСУ. Анализ целевой мотивации, квалификационно-образовательного уровня, социально-политической лояльности, иных миграционных показателей, зафиксированных во въездных анкетах, проводился совместно Постоянной комиссией и визовым отделом Народного комиссариата иностранных дел. В особых случаях Полномочные представители СССР были правомочны выдавать разрешения на въезд в СССР,  обработку анкет проводил заведующий консульским отделом Полномочного представительства [15, лл. 19-22].

 

Порядок оформления советского гражданства российским мигрантам был законодательно урегулирован еще Всероссийским центральным исполнительным комитетом и Советом народных комиссаров РСФСР в декабре 1921 года. Россияне, эмигрировавшие после 07.11.1917 г. без разрешительных документов и постоянно проживавшие за рубежом более 5-ти лет, не оформившие в Полномочных представительствах РСФСР советского заграничного паспорта, утратили гражданство страны происхождения [16, ст. 578]. С августа 1926 года лишение гражданства или высылка за пределы СССР применялись в качестве мер социальной защиты к «врагам трудящихся» только на основании судебного решения [17, ст. 202, 18, ст. 401].

 

В интересах возвращения на Родину желательных категорий трудовых и экономически активных иммигрантов и российских ремигрантов советское государственное руководство установило существенные льготы [19, ст. 152]: отмену въездных таможенных пошлин на ввозимое имущество, сборов и акцизов на сельскохозяйственный инвентарь и производственное оборудование; ввело стимулирующие транспортные тарифы для членов семей; утвердило отсрочку или освобождение от обязательной воинской службы сельскохозяйственным работникам и налоговые преференции.

 

Трудовая миграция была востребована в ходе реализации государственной программы по освоению целинных и залежных земель. Симптоматично, что ремигранты, иммигранты, расселившиеся для ведения аграрного хозяйства на территории Казахской АССР, были освобождены сроком на пять лет от уплаты единого сельхозналога. Однако, налоговые и иные льготы применялись в отношении трудовых мигрантов по социально-классовому критерию. Капитализированным хозяйствам мигрантов, имущественное состояние которых превышало установленный  законодателем  уровень, льготы не предоставлялись или ограничивались [20, ст. 23].

 

Вопросы урегулирования миграционных потоков и социально-экономической адаптации трудовых мигрантов регулировались главным образом Постоянной комиссией. Эта структура государственного управления была создана на базе ранее функционировавшей Комиссии по урегулированию промышленной реэмиграции из Америки (создана 25 октября 1922 года), Комиссии Совета труда и обороны СССР по промышленной эмиграции (учреждена 20 июля 1923 года).

 

Постоянная комиссия включала в свой состав не только представителей общесоюзных органов власти и управления, но и респуликанских (наркоматов земледелия РСФСР, Белорусской и Украинской ССР, Закавказья, Туркменистана, Узбекистана). Структурная организация Постоянной комиссии была эффективна с точки зрения принятия решений по распределению миграционных трудовых ресурсов по территориям Союзных республик, отраслям народного хозяйства, оперативного решения вопросов социально-экономической адаптации мигрантов. В адаптационных мероприятиях были задействованы профсоюзы. С другой стороны, широкая межведомственность приводила к дублированию функций.

 

Итак, социально-экономическая адаптация российских мигрантов в советский государственный строй и народнохозяйственную, правовую системы носила смешанный характер – разрешительно-ограничительный (сочетающий персонификацию в контрольно-надзорных и административно-регулятивных механизмах упорядочения миграционных процессов), социально-классовый и государственно-правовой, национальный и межгосударственный.

 

Государственное администрирование сочетало принципы единоначалия и межведомственной коллегиальности. Социально-экономическая адаптация российских мигрантов проводилась специализированными институтами и государственными органами широкой властной компетенции. Законодательство в этой сфере своевременно и во многих аспектах превентивно (опережая) реагировало на внутригосударственные, зарубежные и международные процессы, отражающиеся на миграции.

Примечания

  1. Статья подготовлена по результатам исследований, выполненных за счет бюджетных средств по государственному заданию Финуниверситета 2018 года.
  2. Согласие главы Правительства о назначении дипломатического представителя за рубежом.

 

Список литературы и источников

  1. Государственный архив Российской Федерации, ф. 5826, оп. 1, д. 166 з, лл. 20-23.
  2. Российский государственный архив социально-политической истории, ф. 19, оп. 3, д. 168, лл. 3-5, 209-210.
  3. Русская военная эмиграция 20-х-40-х годов. Документы и материалы. Так начиналось изгнанье. 1920-1922 гг. Книга первая. Исход. - М.: Гея, 1998. 432 с.
  4. Постановление Совета народных комиссаров РСФСР от 22.06.1920 «О порядке передвижения лиц, направляемых на работу органами Учета и Распределения рабочей силы». - Собрание Узаконений РСФСР, 1920, № 65, ст. 285.
  5. Приказ Революционного военного совета республики от 4.09.1920 № 1728/326; Приказ Революционного военного совета республики от 11.01.1921 № 101/18. - Центральный архив Федеральной службы безопасности Российской Федерации, ф. 2, оп. 3, д. 673. л. 10-11.
  6. Приказ Революционного военного совета республики от 11.01.1921 № 101/18. - Центральный архив Федеральной службы безопасности Российской Федерации, ф. 2, оп. 3, д. 673. л. 10-11
  7. Государственный архив Российской Федерации, ф.1235, оп. 99, д. 48, лл. 23.
  8. Центральный архив Федеральной службы безопасности Российской Федерации, ф 1, оп. 5, д. 454, лл. 29-30, ф. 2, оп. 3, д. 673. лл. 8-10.
  9. Центральный архив Федеральной службы безопасности Российской Федерации, ф. 2, оп. 3, д. 673. лл. 8-10.
  10. Центральный архив Федеральной службы безопасности Российской Федерации, ф 1, оп. 6, д. 119, лл. 354-356.
  11. Постановление Центрального исполнительного комитета, Совета народных комиссаров СССР «Об образовании Акционерного общества «Советский Торговый Флот» и о предоставлении ему льгот от 12.02.1926 № 457. - Собрание законов и распоряжений рабочего и крестьянского Правительства СССР, 1926, отд. I, № 13. Ст. 91.
  12. Галас М.Л. Эмиграционные этническо-трудовые движения в РСФСР (СССР) в 1924-1930-х гг.: историко-правовой аспект. - Экономика. Налоги. Право. 2011. № 2. С.72-79.
  13. Государственный архив Российской Федерации, ф.364 с, оп. 7, д. 14, л. 4-6, 18-19.
  14. Постановление Совета народных комиссаров СССР о Постоянной Комиссии Совета труда и обороны по трудовой сельскохозяйственной и промышленной иммиграции и реэмиграции от 17.02.1925. - Собрание законов и распоряжений рабочего и крестьянского Правительства СССР, 1925, № 16, л. 4-6, 18-19.
  15. Государственный архив Российской Федерации, ф.364, оп. 1, д. 40, лл.19-22.
  16. Декрет Всероссийского центрального исполнительного комитета и Совета народных комиссаров РСФСР от 15.12.1921 «О лишении прав гражданства некоторых категорий лиц, находящихся за границей». - Собрание узаконений РСФСР,1921, № 72, ст. 578.
  17. Положение Центрального исполнительного комитета СССР от 29.09.924 «О союзном гражданстве». - Собрание законов и распоряжений рабочего и крестьянского Правительства СССР. 1924, отд. 1, № 23, ст. 202.
  18. Постановление Центрального исполнительного комитета, Совета народных комиссаров СССР от 13.08.1926 «Об изменении ст. ст. 10 и 20 Основных начал уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик». - Собрание законов и распоряжений рабочего и крестьянского Правительства СССР, 1926, отд.1, N 55, ст. 401.
  19. Постановление Центрального исполнительного комитета, Совета народных комиссаров СССР от 31.03.1925 «О льготах трудовым сельскохозяйственным и промышленным иммигрантам и реэмигрантам». - Собрание законов и распоряжений рабочего и крестьянского Правительства СССР, 1925, отд.1, № 23, ст.152.
  20. Постановление Совета народных комиссаров СССР от 08.01.1926 «Об освобождении реэмигрантов, возвратившихся на территорию Казахской Автономной Советской Социалистической Республики, от единого сельхозналога в течение 5 лет со времени их водворения на территории названной республики». - Собрание законов и распоряжений рабочего и крестьянского Правительства СССР. 1926, отд.1. № 4. ст.23. 

References

  1. Gosudarstvennyy arkhiv Rossiyskoy Federatsii, f. 5826, op. 1, d. 166 z, ll. 20-23.
  2. Rossiyskiy gosudarstvennyy arkhiv sotsial'no-politicheskoy istorii, f. 19, op. 3, d. 168, ll. 3-5, 209-210.
  3. Russkaya voyennaya emigratsiya 20-kh-40-kh godov. Dokumenty i materialy. Tak nachinalos' izgnan'ye. 1920-1922 gg. Kniga pervaya. Iskhod. - M.: Geya, 1998. 432 s.
  4. Postanovleniye Soveta narodnykh komissarov RSFSR ot 22.06.1920 «O poryadke peredvizheniya lits, napravlyayemykh na rabotu organami Ucheta i Raspredeleniya rabochey sily». - Sobraniye Uzakoneniy RSFSR, 1920, № 65, st. 285.
  5. Prikaz Revolyutsionnogo voyennogo soveta respubliki ot 4.09.1920 № 1728/326; Prikaz Revolyutsionnogo voyennogo soveta respubliki ot 11.01.1921 № 101/18. - Tsentral'nyy arkhiv Federal'noy sluzhby bezopasnosti Rossiyskoy Federatsii, f. 2, op. 3, d. 673. l. 10-11.
  6. Prikaz Revolyutsionnogo voyennogo soveta respubliki ot 11.01.1921 № 101/18. - Tsentral'nyy arkhiv Federal'noy sluzhby bezopasnosti Rossiyskoy Federatsii, f. 2, op. 3, d. 673. l. 10-11
  7. Gosudarstvennyy arkhiv Rossiyskoy Federatsii, f.1235, op. 99, d. 48, ll. 23.
  8. Tsentral'nyy arkhiv Federal'noy sluzhby bezopasnosti Rossiyskoy Federatsii, f 1, op. 5, d. 454, ll. 29-30, f. 2, op. 3, d. 673. ll. 8-10.
  9. Tsentral'nyy arkhiv Federal'noy sluzhby bezopasnosti Rossiyskoy Federatsii, f. 2, op. 3, d. 673. ll. 8-10.
  10. Tsentral'nyy arkhiv Federal'noy sluzhby bezopasnosti Rossiyskoy Federatsii, f 1, op. 6, d. 119, ll. 354-356.
  11. Postanovleniye Tsentral'nogo ispolnitel'nogo komiteta, Soveta narodnykh komissarov SSSR «Ob obrazovanii Aktsionernogo obshchestva «Sovetskiy Torgovyy Flot» i o predostavlenii yemu l'got ot 12.02.1926 № 457. - Sobraniye zakonov i rasporyazheniy rabochego i krest'yanskogo Pravitel'stva SSSR, 1926, otd. I, № 13. St. 91.
  12. Galas M.L., 2011, Emigratsionnyye etnichesko-trudovyye dvizheniya v RSFSR (SSSR) v 1924-1930-kh gg.: istoriko-pravovoy aspekt. - Ekonomika. Nalogi. Pravo. 2011. № 2. S.72-79.
  13. Gosudarstvennyy arkhiv Rossiyskoy Federatsii, f.364 s, op. 7, d. 14, l. 4-6, 18-19.
  14. Postanovleniye Soveta narodnykh komissarov SSSR o Postoyannoy Komissii Soveta truda i oborony po trudovoy sel'skokhozyaystvennoy i promyshlennoy immigratsii i reemigratsii ot 17.02.1925. - Sobraniye zakonov i rasporyazheniy rabochego i krest'yanskogo Pravitel'stva SSSR, 1925, № 16, l. 4-6, 18-19.
  15. Gosudarstvennyy arkhiv Rossiyskoy Federatsii, f.364, op. 1, d. 40, ll.19-22.
  16. Dekret Vserossiyskogo tsentral'nogo ispolnitel'nogo komiteta i Soveta narodnykh komissarov RSFSR ot 15.12.1921 «O lishenii prav grazhdanstva nekotorykh kategoriy lits, nakhodyashchikhsya za granitsey». - Sobraniye uzakoneniy RSFSR,1921, № 72, st. 578.
  17. Polozheniye Tsentral'nogo ispolnitel'nogo komiteta SSSR ot 29.09.924 «O soyuznom grazhdanstve». - Sobraniye zakonov i rasporyazheniy rabochego i krest'yanskogo Pravitel'stva SSSR. 1924, otd. 1, № 23, st. 202.
  18. Postanovleniye Tsentral'nogo ispolnitel'nogo komiteta, Soveta narodnykh komissarov SSSR ot 13.08.1926 «Ob izmenenii st. st. 10 i 20 Osnovnykh nachal ugolovnogo zakonodatel'stva Soyuza SSR i soyuznykh respublik». - Sobraniye zakonov i rasporyazheniy rabochego i krest'yanskogo Pravitel'stva SSSR, 1926, otd.1, N 55, st. 401.
  19. Postanovleniye Tsentral'nogo ispolnitel'nogo komiteta, Soveta narodnykh komissarov SSSR ot 31.03.1925 «O l'gotakh trudovym sel'skokhozyaystvennym i promyshlennym immigrantam i reemigrantam». - Sobraniye zakonov i rasporyazheniy rabochego i krest'yanskogo Pravitel'stva SSSR, 1925, otd.1, № 23, st.152.
  20. Postanovleniye Soveta narodnykh komissarov SSSR ot 08.01.1926 «Ob osvobozhdenii reemigrantov, vozvrativshikhsya na territoriyu Kazakhskoy Avtonomnoy Sovetskoy Sotsialisticheskoy Respubliki, ot yedinogo sel'khoznaloga v techeniye 5 let so vremeni ikh vodvoreniya na territorii nazvannoy respubliki». - Sobraniye zakonov i rasporyazheniy rabochego i krest'yanskogo Pravitel'stva SSSR. 1926, otd.1. № 4. st.23.

Популярное

22 июня -

День памяти и скорби - День начала Великой Отечественной войны

22 июня - День памяти и скорби, День начала Великой Отечественной войны
Россия, история, 2000 - 2014
Без знания прошлого нет будущего
Московский морской кадетский корпус "Навигацкая школа"
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе

Рубрики

"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN