Наука. Общество. Оборона

2019. Т. 7. № 4

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2019. Vol. 7. № 4


УДК: 314.74

DOI: 10.24411/2311-1763-2019-10213

Поступила в редакцию: 06.02.2019 г.

Опубликована: 05.06.2019 г.

Submitted: February 06, 2019

Published online: June 05, 2019 


Для цитирования: Аршин К. В. Управление миграцией как элемент контртеррористической политики. Наука. Общество. Оборона. Москва. Т. 7. № 4. 2019. DOI: 10.24411/2311-1763-2019-10213.

For citation: Arshin K. V. Migration management as an element of counter-terrorism policy. Nauka. Obshchestvo. Oborona = Science. Society. Defense. Moscow. T. 7. No. 4. 2019.  (In Russ.) DOI: 10.24411 / 2311-1763-2019-10213.

Благодарности: Статья подготовлена по результатам исследований, выполненных в 2019 году за счет бюджетных средств по государственному заданию Финансовому университету при Правительстве Российской Федерации.

Acknowledgements: The article was prepared based on the results of research carried out in 2019 at the expense of budget funds under the state assignment to the Financial University under the Government of the Russian Federation.

Конфликт интересов:  О конфликте интересов, связанном с этой статьей, не сообщалось.

Conflict of Interest: No conflict of interest related to this article has been reported.

МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В ГЛОБАЛЬНОМ МИРЕ

Оригинальная статья

Управление миграцией

как элемент контртеррористической политики

К. В. Аршин1

Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации,

г. Москва, Российская Федерация,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-3172-5763, е-mail: Кosta-10@yandex.ru 

Аннотация:

Введение. Европейский миграционный кризис 2015-2018 гг. остро поставил вопрос о миграции как средстве распространения террористической активности с территории «государств-банкротов» на территорию развитых государств. Российская Федерация, будучи частью мирового сообщества, миграционно привлекательным государством и гранича с государствами, выступающих непосредственной целью террористических группировок, не осталась в стороне от указанного тренда.

Методы. На основе системного подхода в статье анализируются события, обусловившие усложнение миграционной ситуации в европейских странах. Полученные выводы методом экстраполяции используются для изучения и трактовки миграционных проблем в Российской Федерации.

Выводы. По итогам проведенного исследования автор приходит к выводу, что многие последствия европейского миграционного кризиса актуальны и для нашей страны. Однако в отличие от Европы, Россия оказалась в уникальной ситуации, в которой миграций может выступать фактором сохранения национальной. 

  

Ключевые слова: 

 миграция, национальная безопасность, терроризм, преступность

ВВЕДЕНИЕ

 

Массовая миграция населения по праву может быть названа одной из глобальных проблем XXI столетия. Движение многочисленных масс людей из стран «нижнего миллиарда» в развитые государства «золотого миллиарда» не только поставило под вопрос эффективность разработанных социальных программ помощи прибывающему населению, но и, подчас, устойчивость политических систем этих государств, основанных на принципах демократии, открытых границ, соблюдения прав человека.

 

ЕВРОПЕЙСКИЙ МИГРАЦИОННЫЙ КРИЗИС 2015 г. И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ

 

О масштабах миграционного давления, наблюдавшегося в течение последних лет, свидетельствуют цифры, приводимые Eurostat. Так, по данным службы за 2015 г., в миграционные органы стран Европейского союза было подано 1,2 млн. заявок на получение убежища. Наибольшее количество заявок было направлено в ответственные органы Германии (35% от общего числа заявок), Венгрии (14%), Швеции (12%), Австрии (7%), Италии (7%) и Франции (6%) [1].

 

Следствием чрезвычайно высокого миграционного давления на политические системы европейских государств стали, с одной стороны, активизация ультраправых настроений, выразившееся в росте популярности правых популистских сил, оперировавших антииммигрантскими лозунгами («Альтернатива для Германии», «Йоббик» (Венгрия), «Национальный фронт» (Франция), «Золотая Заря» (Греция), Партия свободы (Австрия), «Истинные финны» (Финляндия), «Шведские демократы», Датская Народная партия, Партия свободы (Нидерланды), Лига Севера (Италия).

 

С другой стороны, наблюдающийся рост агрессивности со стороны новоприбывших мигрантов в отношении коренного населения европейских стран, вследствие чего, ряд комментаторов уже переводят проблемы социального характера, связанные с необустроенностью мигрантов и различия культур, в область вопросов идеологического противостояния христианской Европы и мусульманского Востока, воскрешая архетипическую фигуру «Другого» [9], воплощением которой и выступает современный мигрант. Тем самым сам миграционный кризис рисуется для массового сознания современным воплощением изначального противостояния цивилизации и варварства, своеобразным правопреемником противостояний античной Греции и Персидской империи, христианских государств Европы туркам-сельджукам и Османской империи.

 

Участившиеся в Европе случаи терроризма в значительной степени нагнетают ситуацию, позволяя представлять миграционный кризис именно в описанном выше виде. Так, по данным СМИ за 2014-2018 гг. в европейских странах произошло более 30 террористических актов (за 1990-2000-е гг. было совершено 24 террористических акта), в которых пострадало несколько сотен человек. Подавляющую часть указанных терактов совершили, по данным следствия, либо недавно прибывшие в европейские страны мигранты, обратившиеся за получением убежища, либо натурализовавшиеся мигранты в первом поколении, либо мигранты второго поколения. Например, наезд на посетителей рождественского базара на Брайтшайдплац в Берлине 19 января 2016 г., в результате которого погибло 11 человек, совершил неоднократно привлеченный к уголовной ответственности мигрант из Туниса; теракт в Манчестере 22 мая 2017 года – мигрант во втором поколении, имевший британское гражданство; а массовую резню в г. Турку (Финляндия) осуществил 18 августа 2017 г. гражданин Марокко, получивший отказ от властей Финляндии в предоставлении ему убежища еще в 2016 г.

 

Безусловно, значительную долю ответственности за происходящее возможно возложить на сами европейские страны, принимавшие активное участие в разрушении стабильности в Северной Африке и на большом Ближнем Востоке. Однако, это едва ли снижает значение того факта, что в современных условиях глобализировавшегося мира, в котором расстояния более не играют роли разъединяющего фактора, а границы между государствами, с одной стороны, в результате масштабных геополитических изменений 1990-х гг., а с другой стороны, в целях облегчения обмена факторами производства становятся все более и более прозрачными, миграция превращается в оружие. Этим оружием можно не только шантажировать (как это делает Турция в отношении стран ЕС) [12], но и применять его с разрушительными последствиями для социума.

 

В свете изложенного, контроль над миграционной ситуацией выступает одним из основополагающих факторов, обеспечивающих национальную безопасность современного государства. И Российская Федерация не является исключением.

 

ДЕСТАБИЛИЗИРУЮЩЕЕ ВЛИЯНИЕ МИГРАЦИИ

 

Статистические данные свидетельствуют, что Россия с 1990 г. оставалась государством привлекательным для мигрантов. 

 

Так, за последние 27 лет прирост населения страны за счет миграции населения составил более 6 млн. человек. Наибольший миграционный прирост наблюдался в 1990-е гг., что объясняется мощным потоком русского и русскоязычного населения из бывших республик Советского Союза, которые вследствие распада СССР столкнулись с мощной волной национальной нетерпимости и дискриминации со стороны коренных этнических групп новых независимых государств (см. Таблица 1 / Table 1).

Таблица 1 / Table 1

 

Общие итоги международной миграции населения в России, 1990-2017 гг. /

Genaral results of the international migration of the population in Russia, 1990-2017 

Общие итоги международной миграции населения в России, 1990-2017 гг. / Genaral results of the international migration of the population in Russia, 1990-2017

Составлено по данным статистического бюллетеня "Численность и миграция населения Российской Федерации" (www.gks.ru) / Compiled according to the statistical bulletin "Number and migration of the population of the Russian Federation" (www.gks.ru)   

 

Следствием сокращение потока указанной категории мигрантов в конце 1990-х годов стала стабилизация миграционного прироста в коридоре 200-300 тыс. человек в год. Это позволяло в определенной мере компенсировать демографические потери страны, обусловленные превышением уровня смертности населения над уровнем рождаемости.

 

При этом, несмотря на положительное миграционное сальдо, в России сохранялся высокий уровень индекса развития человеческого потенциала. По методике Программы развития ООН динамика указанного индекса с 1995 г. была позитивной, демонстрируя рост с 0,644 в 1995 г. до 0,719 в 2010 г. [7, с.21]. При этом, указанный индекс, хотя и отставал от аналогичного индекса, например, такой европейской страны как Норвегия, но превышал среднемировой.

 

Вместе с тем, необходимо принимать во внимание, что общеевропейские миграционные проблемы, в частности вовлечение как трудовых, так и натурализовавшихся мигрантов в террористическую деятельность, затрагивают и Российскую Федерацию, которая выступает неотъемлемой частью мирового сообщества. Примером может служить история уроженца Киргизии Акбарджона Джалилова, получившего в 2011 г. российское гражданство, а в 2017 г. совершившего террористический акт  в метро г. Санкт-Петербурга.

 

Также необходимо отметить, что по данным Генпрокуратуры России ежегодно иностранными гражданами и лицами без гражданства совершается порядка 40 тыс. преступлений, из которых более 90% совершается выходцами из стран СНГ (см. Таблица 2 / Table 2).

Таблица 2 / Table 2

 

Число преступлений, совершаемых гражданами иностранных государств

на территории Российской Федерации, 2015-2017 гг. /

The number of crimes committed by citizens of a foreign state

on the territory of the Russian Federation, 2015-2017 

Число преступлений, совершаемых гражданами иностранных государств на территории Российской Федерации, 2015-2017 гг. / The number of crimes committed by citizens of a foreign state on the territory of the Russian Federation, 2015-2017

 

Несмотря на относительно небольшое количество совершаемых мигрантами преступлений в общей структуре преступлений Российской Федерации (более 2 млн. преступлений ежегодно), вопрос обеспечения национальной безопасности в Российской Федерации требует самого пристального внимания именно к данной категории преступлений.

 

Проблема преступлений, совершаемых мигрантами и в мигрантской среде, по мнению ряда специалистов, состоит в высокой латентности подобных преступлений, которая имеет как внешнее, так и внутреннее выражение. Внешняя латентность миграционной преступности выражается в том, что преступление фиксируется как совершенное иностранным гражданином только в случае его раскрытия [2, с.25]. Внутренняя латентность обусловлена недоверием мигрантов к официальным властям, вследствие чего если мигранты становятся жертвами преступлений, они редко обращаются за помощью в компетентные органы, предпочитая решать возникающие вопросы внутри самого мигрантского сообщества. Также важным фактором, поддерживающим высокую латентность преступности внутри мигрантских сообществ, выступает страх перед официальными органами, вызванный зачастую неурегулированным статусом самих мигрантов. По мнению ряда экспертов, 25% преступлений совершается мигрантами, имеющих именно такой неурегулированный статус [6, c. 91].

 

Следствием подобной неприязни, испытываемой мигрантами в отношении официальных властей, становится рост влияния диаспоральных объединений, которые оказывают помощь и покровительство попавшим в беду сородичам. Необходимо отметить, что в данном случае речь идет не об имеющих официальный статус организациях, объединяющих мигрантов, а о неформальных объединениях. Присоединение новых членов к диаспоре укрепляет ее. Тем самым увеличивается потенциал ее влияния на миграционную активность соплеменников. Как следствие, миграция растет. Это влечет за собой увеличение диаспоры. При этом диаспора в значительной степени консервирует те формы взаимоотношений, которые приняты в стране исхода мигрантов, препятствуя абсорбции мигрантами тех норм и принципов поведения, которые приняты в принимающем обществе.

 

Ответом на подобные действия становится неприязнь, испытываемая к мигрантам со стороны представителей принимающего общества, вследствие которой растет пресс неприязни по отношению к мигрантам. Как следствие нарушается процесс развития культурной инкорпорации мигранта в принимающее общество, а развиваются элементы «невротической этнофобии, связанной со снижением фрустрационной толерантности, трудностями в общении, неадекватностью и иррациональностью поведения в этноконтактных ситуациях» [10, c.42]. Это, в свою очередь, способствует еще большей инкапсуляции мигрантов внутри своих сообществ.

 

Как следствие растет уровень «социальной фрустрации» в обществе, падает уровень доверия между гражданами, что способствует дезинтеграции социальной ткани, объединяющей социум. По сути дела складывается классическая ситуация издревле известного социологам явления «самоисполняющегося пророчества», которое было прекрасно описано американским обществоведом Р. Мертоном. Все большая закрытость мигрантского сообщества, нежелание его контактировать с коренным населением, способствует росту неприязни к мигрантам со стороны этого самого коренного населения. Последнее в свою очередь провоцирует еще большую закрытость мигрантского сообщества.

 

Следствием закрытости сообществ мигрантов, как следствие их повышенной виктимности, становится тот факт, что именно миграционные сообщества создают питательную среду для формирования преступных сообществ, распространения радикальных идеологий, вовлечение мигрантов в террористическую активность.

 

МИГРАЦИЯ КАК ПРОФИЛАКТИКА ТЕРРОРИЗМА

 

Это тем более опасно для Российской Федерации, непосредственно граничащей со странами Центральной Азии, которые выступают объектами непосредственной агрессии со стороны исламистских террористических формирований, расположенных в Афганистане.

 

Опасность сложившейся ситуации иллюстрирует тот факт, что по состоянию на ноябрь 2018 г. террористические организации контролировали полностью или частично 23 из 28 афганских административных районов. По разным оценкам, численность боевиков, сосредоточенных вдоль афгано-таджикской границы, составляет порядка 6000 человек. Соответственно, достаточно высоко оценивается возможность инфильтрации террористов на территорию Центральноазиатских государств. Считается, что сделать это достаточно легко под прикрытием боевых столкновений. И не случайно, что за последние два года количество таких инцидентов превысило 50 [11].

 

Не менее сложная ситуация складывается и на границе Афганистана с Узбекистаном, где численность группировки боевиков террористических организаций оценивается в 5000 человек. Очевидность угрозы подвигла руководство Узбекистана в 2018 г. инициировать диалог между силовыми ведомствами страны и США в целях совместного противодействия международному терроризму [8].

 

В начале 2019 г. заместитель Министра иностранных дел Российской Федерации И. Зубов заявил о масштабной операции по увеличению количества боевиков террористических организаций на границе с Таджикистаном. Предполагается, что целью данной операции должна стать организация ряда провокаций для увеличения потока беженцев из региона. В связи с тем, что существенную часть членов террористических организаций региона составляют этнические узбеки и таджики, можно предположить масштабные инфильтрации со стороны террористов на территорию Российской Федерации под видом беженцев и трудовых мигрантов. Как следствие чиновник призвал уделять особое внимание приезжим из стран региона.

 

Однако, сделать это будет крайне сложно, поскольку Узбекистан и Таджикистан устойчиво входят в тройку лидеров государств-доноров трудовых мигрантов в Российскую Федерацию. Например, с января по сентябрь 2018 г. в Россию въехали более 3,4 миллионов граждан Республики Узбекистан. За тот же период из Таджикистана въехало более 1,7 млн. человек [13]. Очевидно, что осуществить поголовную тщательную проверку такого количества прибывающих едва ли смогут государственные органы любого из государств мира. Для сравнения по данным Европейской комиссии за период миграционного кризиса в 2015-2018 гг. на территорию Евросоюза въехало более 1,6 млн. мигрантов. Это позволило осуществить инфильтрацию в страны Европы 4 тыс. подготовленных боевиков [3].

 

Означает ли это необходимость существенного ограничения миграции, вплоть до введения виз со странами Центральной Азии, в целях повышения уровня национальной безопасности России?

 

Несмотря на ряд представленных выше отрицательных моментов, вызванных активной миграцией в Российскую Федерацию, единовременное введение жестких миграционных ограничений на въезд в страну для граждан стран-членов СНГ может самым негативным образом сказаться на национальной безопасности России.

 

Так, по данным исследования «Денежные переводы мигрантов поднимают уровень жизни на родине», проведенного Институтом демографии НИУ «Высшая школа экономики», денежные переводы, осуществляемые гражданами государств Центральной Азии эквивалентны 30-50% национального ВВП этих стран [5]. Единовременное прекращение подобных денежных трансфертов будет означать для указанных государств крах экономики и, как следствие, крах сложившейся политической системы, строящейся на балансе интересов между различными группами элит. Последнее по сути дела будет означать разрушение Центрально-азиатских государств и формирование на их территории многочисленных террористических анклавов, костяк которых составят подготовленные в Афганистане боевики.

 

Появление таких анклавов в «мягком подбрюшье России» создаст постоянно тлеющий очаг нестабильности, ликвидация которого затребует столь существенных затрат от Российской Федерации (как военных и финансовых, так и человеческих), что может привести и к утрате Российской Федерацией своей политической субъектности.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Таким образом, миграцию в Российскую Федерацию из стран Центральной Азии необходимо рассматривать как существенный фактор сохранения стабильной ситуации в сфере национальной безопасности страны, обеспечивающий сокращение социальной базы для террористических организаций; сохранение дееспособных государственных структур в регионе, способных противостоять экстремизму и радикализму; развитие экономики государств региона. Последнее, в перспективе, должно обеспечить сокращение миграционного потока.

 

Проникновение же представителей террористических организаций на территорию России должно в этом плане рассматриваться отнюдь не как «экстерналия» миграции, а как отдельный феномен, борьба против которого должна вестись компетентными органами Российской Федерации. И с указанной задачей ФСБ России справляется успешно. По словам директора Службы А. Бортникова в 2018 г. на территории России было раскрыто 70 законспирированных ячеек различных террористических организаций, из которых 38 ячеек представляли «Исламское государство». Задержано было 777 активных участников, в том числе 36 руководителей [4].

Список литературы

  1. Eurostat News Release. Asylum in the EU Member States Record Number of over 1.2 Million First Time Asylum Seekers Registered in 2015 (2016). European Commission, March 4, 2016. - URL: http://ec.europa.eu/eurostat/documents/2995521/7203832/3- 04032016-AP-EN.pdf/790eba01-381c-4163-bcd2-a54959b99ed6 (дата обращения: 27.03.2019)
  2. Бастрыкин А. И. Противодействие преступности мигрантов - один из основных факторов укрепления безопасности России. - Право и безопасность. 2009. № 2.
  3. Более четырех тысяч боевиков ИГ проникли в Европу под видом беженцев. – URL:  https://iz.ru/news/591065 (дата обращения: 27.03.2019).
  4. Вербовали боевиков: в России выявили 38 ячеек ИГ. - URL: https://sm-news.ru/verbovali-boevikov-v-rossii-vyyavili-38-yacheek-ig/ (дата обращения: 27.03.2019).
  5. Денежные переводы мигрантов поднимают уровень жизни на родине. - URL: https://iq.hse.ru/news/179446703.html (дата обращения: 27.03.2019)
  6. Коротков Е. М. Механизм преступного поведения. М., 1999.
  7. Курганский С. А. Тенденции развития человеческого капитала в России. - Известия Байкальского государственного университета. 2011, № 2(76).
  8. Новой базой ИГИЛ становится Узбекистан. - URL: https://news-front.info/2018/05/16/novoj-bazoj-igil-stanovitsya-uzbekistan/  (дата обращения: 27.03.2019)
  9. Нойманн И. Использование «Другого»: Образы Востока в формировании европейских идентичностей. М., 2004.
  10. Психология беженцев и вынужденных переселенцев: опыт исследований и практической работы / Под ред. Г. У. Солдатовой. М., 2004.
  11. Таджико-афганская граница: непустые угрозы ИГ и ответ Таджикистана. - URL: https://sptnkne.ws/jZTN (дата обращения: 27.03.2019).
  12. Турция шантажирует Европу, пугая беженцами и Россией. - URL: https://iz.ru/news/605856 (дата обращения: 27.03.2019).
  13. Узбекистан продолжает лидировать по количеству мигрантов в России. - URL: https://eadaily.com/ru/news/2018/11/14/uzbekistan-prodolzhaet-lidirovat-po-kolichestvu-migrantov-v-rossii (дата обращения: 27.03.2019).

Информация об авторе

Аршин Константин Валерьевич, кандидат философских наук, старший научный сотрудник Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, г. Москва, Российская Федерация.

Автор-корреспондент

Аршин Константин Валерьевич, e-mail: Kosta-10@yandex.ru.

MIGRATION PROCESSES IN THE GLOBAL WORLD

Original Paper

Migration management as an element of counter-terrorism policy 

K. V. Arshin1

Financial University under the Government of the Russian Federation, Moscow, Russian Federation,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-3172-5763, е-mail: Кosta-10@yandex.ru 

Abstract:

Introduction. European migration crisis 2015-2018 acutely raised the issue of migration as a means of spreading terrorist activity from the territory of «bankrupt states» to the territory of developed states. The Russian Federation, being a part of the world community, a migration attractive state and bordering on states that are the direct target of terrorist groups, did not stay aside from this trend.

Methods. On the basis of a comprehensive approach, the author analyzes the events that led to the complication of the migration situation in European countries. The results obtained by extrapolation are used to study and interpret migration problems in the Russian Federation.

Conclusion. According to the results of the study, the author concludes that many of the consequences of the European migration crisis are also relevant for our country. However, unlike in Europe, Russia found itself in a unique situation in which migrations can be a factor in preserving national security, and not only a means of its destruction.

 

 Keywords: 

 migration, national security, terrorism, crime

 

References

  1. Eurostat News Release. Asylum in the EU Member States Record Number of over 1.2 Million First Time Asylum Seekers Registered in 2015 (2016). European Commission, March 4, 2016. - URL: http://ec.europa.eu/eurostat/documents/2995521/7203832/3- 04032016-AP-EN.pdf/790eba01-381c-4163-bcd2-a54959b99ed6 (access date: 03/27/2019).
  2. Bastrykin, A. I. 2009, Protivodejstvie prestupnosti migrantov - odin iz osnovnyh faktorov ukrepleniya bezopasnosti Rossii [Counteraction of migrant criminality is one of the main factors of strengthening the security of Russia]. Pravo i bezopasnost'. 2009. № 2. (in Russ.)
  3. Bolee chetyrekh tysyach boevikov IG pronikli v Evropu pod vidom bezhencev [More than four thousand militants of the IS penetrated into Europe under the guise of refugees]. – URL:  https://iz.ru/news/591065  (access date: 03/27/2019)  (in Russ.)
  4. Verbovali boevikov: v Rossii vyyavili 38 yacheek IG [Militants recruited: 38 IG cells were identified in Russia]. - URL: https://sm-news.ru/verbovali-boevikov-v-rossii-vyyavili-38-yacheek-ig/ (access date: 03/27/2019) (in Russ.)
  5. Denezhnye perevody migrantov podnimayut uroven' zhizni na rodine [Migrant remittances raise the standard of living at home]. - URL: https://iq.hse.ru/news/179446703.html (access date: 03/27/2019) (in Russ.)
  6. Korotkov, E. M. 1999, Mekhanizm prestupnogo povedeniya [The mechanism of criminal behavior].  M., 1999. (in Russ.)
  7. Kurganskij, S. A. 2011, Tendencii razvitiya chelovecheskogo kapitala v Rossii [Trends in the development of human capital in Russia]. Izvestiya Bajkal'skogo gosudarstvennogo universiteta. 2011, № 2(76). (in Russ.)
  8. Novoj bazoj IGIL stanovitsya Uzbekistan [Uzbekistan is becoming a new base for ISIS] - URL:: https://news-front.info/2018/05/16/novoj-bazoj-igil-stanovitsya-uzbekistan/ (access date: 03/27/2019) (in Russ.)
  9. Nojmann, I. 2004, Ispol'zovanie «Drugogo»: Obrazy Vostoka v formirovanii evropejskih identichnostej [The Use of the “Other”: Images of the East in the Formation of European Identities]. M., 2004. (in Russ.)
  10. Psihologiya bezhencev i vynuzhdennyh pereselencev: opyt issledovanij i prakticheskoj raboty [Psychology of Refugees and Forced Migrants: Experience of Research and Practical Work]. / Pod red. G. U. Soldatovoj. M., 2004. (in Russ.)
  11. Tadzhiko-afganskaya granica: nepustye ugrozy IG i otvet Tadzhikistana [The Tajik-Afghan border: non-empty ISIS threats and the response of Tajikistan]. - URL: https://sptnkne.ws/jZTN (access date: 03/27/2019) (in Russ.)
  12. Turciya shantazhiruet Evropu, pugaya bezhencami i Rossiej [Turkey is blackmailing Europe, scaring refugees and Russia]. - URL: https://iz.ru/news/605856 (access date: 03/27/2019) (in Russ.)
  13. Uzbekistan prodolzhaet lidirovat' po kolichestvu migrantov v Rossii [Uzbekistan continues to lead in the number of migrants in Russia]. - URL: https://eadaily.com/ru/news/2018/11/14/uzbekistan-prodolzhaet-lidirovat-po-kolichestvu-migrantov-v-rossii (access date: 03/27/2019) (in Russ.)

 

Information about the author

Konstantin V. Arshin, Cand. Sci. (Philosophy), Senior Researcher at the Financial University under the Government of the Russian Federation, Moscow, Russian Federation.

 

Corresponding author

Konstantin V. Arshin, e-mail: Кosta-10@yandex.ru.

Наука. Общество. Оборона

2019. Т. 7. № 4

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2019. Vol. 7. № 4


Популярное

Без знания прошлого нет будущего

Рубрики

Проекты

Никто не забыт, ничто не забыто!
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе
"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences
Московский морской кадетский корпус "Навигацкая школа"

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
Ассоциация научных редакторов и издателей, АНРИ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN