Наука. Общество. Оборона

2020. Т. 8. № 2

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2020. Vol. 8. № 2


УДК: 325.3

DOI: 10.24411/2311-1763-2020-10241

Поступила в редакцию: 20.02.2020 г.

Опубликована: 15.04.2020 г.

Submitted: February 20, 2020

Published online: April 15, 2020 


Для цитирования: Нестеров Д. А. Анализ влияния колониального опыта антиповстанчества на современный типовой учебный план по противоповстанческой деятельности военных образовательных заведений блока НАТО. Наука. Общество. Оборона. Москва. 2020;8(2):24-24. 

DOI: 10.24411/2311-1763-2020-10241.

For citation:  Nesterov D. A. Analysis of the influence of the colonial experience of anti-rebellion on the modern a Generic Reference curriculum on counterinsurgency activities of NATO military educational institutions. Nauka. Obshchestvo. Oborona = Science. Society. Defense. Moscow. 2020;8(2):24-24. (In Russ.) DOI: 10.24411/2311-1763-2020-10241.

Благодарности: Исследование выполнено за счет гранта Российского научного фонда (проект № 17-78-20029).

Acknowledgements:  The study was carried out with a grant from the Russian Science Foundation (project No. 17-78-20029).

Конфликт интересов:  О конфликте интересов, связанном с этой статьей, не сообщалось.

Conflict of Interest: No conflict of interest related to this article has been reported.

РАБОТЫ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ

Обзорная статья

Анализ влияния колониального опыта антиповстанчества

на современный типовой учебный план

по противоповстанческой деятельности

военных образовательных заведений блока НАТО

Д. А. Нестеров1

Самарский государственный социально-педагогический университет,

г. Самара, Российская Федерация,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-7431-4673, e-mail: dmitriynesterov1994@gmail.com 

Аннотация:

Введение. С началом войны против терроризма в стратегическом мышлении США произошли существенные изменения, связанные с призывом применять колониальный опыт антиповстанчества на Ближнем и Среднем Востоке для решения современных задач. Подобные изменения коснулись и официальной доктрины противоповстанческой деятельности армии США. Однако, как указывали апологеты данного подхода, важно не просто произвести корректировки в официальных доктринах, но и провести реформирование образовательной системы военных учебных заведений, чтобы их учебные планы включали те самые колониальные теории и практики борьбы с повстанцами. Для достижения данной задачи в 2019 году блоком НАТО был создан учебный план по противоповстанческой деятельности.

Результаты. В рамках данной статьи проанализированы структура содержания учебного материала, требования к результатам обучения офицерского корпуса, методический и дидактический аппарат. Выявлена степень влияния колониального опыта антиповстанчества на содержание учебного материала.

Выводы. Делается вывод о том, что разработчики данного типового учебного плана стремились к формированию у офицерского корпуса новой воинской корпоративной культуры, характеризующейся пониманием и осознанием важности использования основных принципов «колониального антиповстанчества». Помимо этого, большое внимание в типовом учебном плане уделяется умению курсантов работать в группах, анализировать асимметричные конфликты по основным параметрам, осознавать важность исторического знания в разрешении современных мятежей. Однако, исторические факты, подобранные авторами «Типового учебного плана», не позволяют сделать вывод, что у будущих офицеров формируются академические знания и системное понимание исторического процесса, скорее речь идет об отношении к истории как кладовой фактов.

  

Ключевые слова: 

 антиповстанчество, колониальный опыт, НАТО, война против терроризма, военное образование, типовой учебный план

ВВЕДЕНИЕ

 

Начало войны против терроризма ознаменовалась существенными изменениями в стратегическом мышлении военно-политической элиты США. Данные изменения проявились, в первую очередь, в живом интересе к британскому опыту имперского строительства, который стал восприниматься многочисленными американскими аналитиками универсальным рецептом решения проблем, с которыми Соединенные Штаты столкнулись в Афганистане (с 2001 года) и Ираке (с 2003 года) [1, c. 53]. Этот подход к имперскому прошлому предполагал использование культурологических и антропологических знаний к решению военно-политических задач, а также совершенно иную трактовку вооруженных сил, которые должны выполнять прежде всего полицейские функции. 

 

Подобных взглядов, в частности, придерживались командующий многонациональными силами в Ираке в 2007–2008 годах, глава Центрального командования США в 2008–2010 годах и командующий международными силами безопасности в Афганистане в 2010–2011 годах генерал Д. Петреус [10], а также его влиятельные советники в сфере антиповстанческой деятельности и «конфликтной этнографии» Д. Килкаллен [4] [5] [6], Дж. Нагл [9] и М. МакФэйт [7] [8]. Впоследствии их представления о необходимости использования колониального опыта контрпартизанской деятельности в современных условиях войны против терроризма на Ближнем и Среднем Востоке стали основой официальной доктрины антиповстанчества вооруженных сил США, изложенной в полевом уставе армии США FM 3-24 [3]. 

 

Однако, как справедливо отмечал Дж. Нагл, официальные доктрины не гарантируют того, что военные будут применять указанные в них принципы в реальных операциях, поскольку армия, по его мнению, является одним из самых консервативных социальных институтов, фактически не способного к внутренним изменениям [9, p. 3-4]. По мнению Дж. Нагла, необходимо изменить систему обучения офицерских кадров, скорректировать учебные планы военных учебных заведений, внести в них основные принципы «колониального антиповстанчества», чтобы будущие офицеры изначально были готовы к их применению в реальных боевых операциях, осознавая их тактическое и стратегическое значение [9, p. 6-7]. 

 

Несмотря на то, что попытки изменить систему обучения офицерских кадров предпринимались практически сразу после публикации полевого устава армии США FM 3-24, но только в 2019 году блоком НАТО был создан типовой учебный план по противоповстанческой деятельности. Его разработка не случайна, поскольку американская система образования не предполагает единой учебной программы для всех образовательных учреждений. В этом отношении каждое заведение самостоятельно определяет содержание учебной программы, методы преподавания и требования к результатам освоения курса. Однако, НАТО, осознавая важность подготовки офицерского корпуса к проведению антиповстанческих операций, разработала типовой учебный план, рекомендованный для использования всеми военными образовательными организациями, входящими в Североатлантический Альянс. В статье проведен анализ данного документа с целью выявления степени влияния колониального опыта антиповстанчества на типовой учебный план противоповстанческой деятельности. 

 

ОБЩАЯ  ИНФОРМАЦИЯ.  АВТОРСКИЙ  КОЛЛЕКТИВ

 

Данный типовой учебный план разработан интернациональным авторским коллективом под редакцией Андре Ракото (Франция) и Гарри Раухфуса (США). В авторский коллектив вошли видные специалисты в сфере антиповстанчества и ведущие преподаватели военных образовательных учреждений – Джозеф Бабб (Командно-штабной колледж СВ США), майор Штефан Бреннер (Центр военной истории и общественных наук ВС ФРГ), Конрад Крейн (Начальник отдела исторического обеспечения и поддержки, Центр наследия и образования СВ США), Дэвид де Рош (Центр по изучению вопросов безопасности Ближнего Востока и Южной Азии, Национальный университет обороны США), Петер Альмош Кишш (Центр оборонных исследований, Генеральный штаб Сил обороны Венгрии), Огастин Миэр IV (доцент по специальности «стратегия», Авиационный университет Австралии), полковник Жан Перез (начальник отдела исторических исследований, Историческая служба МО Франции), Филип Уигэм (Военно-исторический центр СВ США), Джим Уилбэнкс (Командно-штабной колледж СВ США), а также управляющие международными программами Консорциума военных учебных заведений и институтов по изучению вопросов безопасности программы «Партнерство ради мира» Центра им. Джорджа Маршалла майор ВВС США Мэттью Фарнер и Фредерик Лабарр (Канада) [2, p. 78-80].

 

СТРУКТУРА  СОДЕРЖАНИЯ  УЧЕБНОГО  МАТЕРИАЛА

 

«Типовой учебный план по антиповстанческой деятельности» предполагает линейно-модульную систему преподавания курса. Содержание дисциплины разделено на 7 больших блоков – «Повстанческая деятельность», «Принципы и парадоксы антиповстанческой деятельности», «Оперативная обстановка», «Разведывательное обеспечение», «Замысел и планирование операций», «Всестороннее осуществление» и «Оценка антиповстанческой деятельности». Каждый из данных блоков в свою очередь разделен на тематические модули [2, p. 5].

 

Преподавание содержательных блоков основывается на тщательном изучении исторических примеров антиповстанческих операций, которые, по мнению разработчиков, наиболее полно и ярко иллюстрирует те или иные дидактические единицы (см. Таблица 1).

 

Таблица 1 / Table 1

 

Структура содержания учебного материала

«Типового учебного плана по антиповстанческой деятельности» 

 The structure of the content of the educational material

of the  “Counterinsurgency - A Generic Reference curriculum”

Структура содержания учебного материала «Типового учебного плана по антиповстанческой деятельности» / The structure of the content of the educational material of the “Counterinsurgency - A Generic Reference curriculum”

Таким образом, можно констатировать, что разработчики «Типового учебного плана» основывались на разнообразном историческом материале, включающем в себя колониальный опыт Великобритании, Франции и Испании, а также собственный американский опыт подавления мятежей второй половины ХХ века.  При  этом, используется он для сопоставления с современными операциями в Ираке и Афганистане, и является фундаментальной основой обучения антиповстанческой деятельности.

 

ТРЕБОВАНИЯ  К  РЕЗУЛЬТАТАМ  ОБУЧЕНИЯ  ОФИЦЕРСКОГО  КОРПУСА

 

«Типовой учебный план» предъявляет следующие требования к результатам обучения офицерского корпуса:

  • давать определение повстанческому движению,
  • определять причины мятежа,
  • описывать основные стратегии партизан, определять их уязвимые места,
  • знать принципы антиповстанческой деятельности, изложенные в официальных доктринах (Полевом уставе армии США),
  • объяснять почему успех должен быть связан с экономическими, социальными и политическими мерами,
  • объяснять потенциальные последствия чрезмерной реакции сил, ведущих антиповстанческую деятельность, на провокации повстанцев,
  • описывать значение создания потенциала принимающей страны и преимущества передачи ответственности ее силам,
  • анализировать социальные и культурные аспекты общества,
  • определять источники, преимущества и недостатки различных типов разведданных,
  • определять ключевые соображения планирования антиповстанческой деятельности,
  • понимать необходимость гибкой адаптации при применении боевых и небоевых операций в динамичных условиях конфликта,
  • объяснять как многосторонний характер комплексного подхода интегрирует военный, полицейский и гражданский компоненты,
  • объяснять почему военные действия в поддержку населения могут быть важнее действий против противника,
  • объяснять почему военные действия должны быть увязаны с целями информационных и психологических операций,
  • определять военные и невоенные факторы и условия, свидетельствующие об успехе антиповстанческой операции [2, p. 7, 17, 24, 37, 53, 56, 61].

 

Таким образом, авторы «Типового учебного плана» в первую очередь концентрируют свое внимание на формировании у офицерского корпуса особого мировоззрения (новой воинской корпоративной культуры), характеризующееся, в первую очередь, осознанием необходимости использования антиповстанческой доктрины, изложенной в Полевом уставе (что подтверждается тщательным рассмотрением данного документа в рамках каждого модуля учебного плана). В этом отношении, практикоориентированный компонент в иерархии учебных целей отходит на второе место.

 

МЕТОДИЧЕСКИЙ  И  ДИДАКТИЧЕСКИЙ  АППАРАТ

 

Для достижения данных образовательных и воспитательных результатов авторы «Типового учебного плана» предлагают тщательно разработанный методический и дидактический аппарат. Каждый учебный модуль включает в себя краткую теоретическую справку (150-200 слов), вопросы для рассмотрения, список рекомендованной литературы и исторический пример. В качестве методов обучения предполагается проведение семинаров, дискуссий, дебатов, организация работы по анализу конкретных ситуаций и теоретической литературы [2, p. 7].

 

В качестве справочных материалов, представленных списком литературы для обязательного самостоятельного изучения, выступают доктринальные документы (Совместная публикация НАТО AJP 3.4.4 «Совместная доктрина НАТО по антиповстанческой деятельности», Полевой устав  армии  США),  классические  труды  по  «колониальному   антиповстанчеству»   (работы Д. Галулы, Р. Томпсона), а также экспертные заключения (публикации Д. Килкаллена, Р. Комера и т.д.). Данная подборка литературы в первую очередь представляет описание примеров антиповстанческих операций, закончившихся победой над мятежниками (безуспешные для сил безопасности конфликты «Типовым учебным планом» проигнорированы) и изложенных с позиций сторонников «колониального антиповстанчества». 

 

Особый интерес представляют и исторические примеры, приведенные в рамках каждого учебного модуля. Данные тексты написаны ярким и эмоциональным языком. В них всячески подчеркиваются недостатки повстанческих движений, ошибочность их взглядов, жестокость по отношению к мирному населению, и, наоборот, действия сил безопасности описаны с гуманистических позиций. Нет никаких сведений об их провалах и использовании репрессий. Тем самым, данные исторические примеры выполняют прежде всего воспитательные функции, воздействуя прежде всего на чувства и эмоции курсантов. 

 

В дополнении к данным текстам приводятся и многочисленные фотоснимки, иллюстрирующие описанные события. В них особым образом подчеркивается героизм солдат и представителей сил безопасности, их готовность реализовывать антиповстанческие доктрины, а также результативность контрпартизанской деятельности (например, фотографии патрулирования полицейскими джунглей Малайи, конвоирования рабочих плантаций специальными констеблями, опросов полицейскими местных жителей, охраны местного населения от налетов партизан, допросы пойманных мятежников и т.п.) [2, p. 8, 9, 11, 12, 13].

 

Для проверки уровня достижения требуемых результатов обучения авторы «Типового учебного плана» предлагают три варианта итоговой аттестации на выбор:

  • подготовка структурированного анализа любого асимметричного конфликта прошлого,
  • презентация особенностей исторического опыта подавления мятежей (подготовленная в программе Power Point) или
  • изучение текущей антиповстанческой операции.

Все эти задания выполняются не индивидуально, а в группах по 4-6 человек [2, p. 67].

 

Авторы «Типового учебного плана предлагают следующий алгоритм анализа антиповстанческих операций:

  1. Стратегическая и историческая обстановка: ситуация до начала повстанческой деятельности.
  2. Стратегия мятежников.
  3. Ведение антиповстанческой деятельности.
  4. Реакция населения / общества.
  5. Всесторонняя оценка / текущие и будущие направления.
  6. Извлеченные уроки для текущих и будущих операций [2, p. 70-71].

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Таким образом, комплексный анализ «Типового учебного плана» показывает нацеленность разработчиков на формирование у офицерского корпуса НАТО новой воинской корпоративной культуры, характеризующейся пониманием и осознанием важности использования основных принципов «колониального антиповстанчества». Большое внимание уделяется умению курсантов работать в группах, анализировать асимметричные конфликты по основным параметрам, осознавать важность исторического знания в разрешении современных мятежей. Однако, исторические факты, подобранные авторами «Типового учебного плана», не позволяют утверждать, что у будущих офицеров НАТО формируются академические знания и системное понимание исторического процесса. Скорее, речь идет об отношении к истории как кладовой фактов.

Список литературы

  1. Малкин С. Г. Колониальный опыт Великобритании и стратегическое мышление США. –Международные процессы. 2016. Т. 14. №. 3. С. 52-67.
  2. DEEP: Counterinsurgency – A Generic Reference curriculum [электронный ресурс]. URL: https://www.nato.int/cps/us/natohq/topics_157593.htm (дата обращения: 28.03.2020).
  3. FM 3-24: Counterinsurgency. – Boulder, CO: Paladin, 2006. 202 рр. 
  4. Kilcullen D. J. Countering global insurgency. – Journal of Strategic Studies. 2005. Vol. 28. №4. P. 597-617.
  5. Kilcullen D. Twenty-Eight Articles Fundamentals of Company-level Counterinsurgency. – Military Review. 2006. Vol. 86. №. 3. P. 1-11.
  6. Kilcullen D. Counter-insurgency redux.  –  Survival. 2006. Vol. 48. №. 4. P. 111-130.
  7. McFate M. Anthropology and counterinsurgency: The strange story of their curious relationship. – Military review. 2005. Vol. 85. №. 2. P. 20-23. 
  8. Montgomery M., Fondacaro S. Reflections on the human terrain system during the first four years. – Prism. 2011. Vol. 2. №. 4. P. 63-82.
  9. Nagl J. A. Counterinsurgency lessons from Malaya and Vietnam: learning to eat soup with a knife. – Westport, CT: Praeger, 2002. 280 рр. 
  10. Petraeus D.H. The American military and the lessons of Vietnam: A Study of Military Influence and the Use of Force in the Post-Vietnam Era. PhD Thesis. Princeton, NJ: Princeton University, 1987. 328 рр. 

Информация об авторе

Нестеров Дмитрий Александрович,  аспирант, ассистент кафедры всеобщей истории, права и методики   обучения  Самарского   государственного  социально-педагогического   университета, г. Самара, Российская Федерация. 

Автор-корреспондент

Нестеров Дмитрий Александрович, e-mail: dmitriynesterov1994@gmail.com

WORKS OF YOUNG SCIENTISTS

Review

Analysis of the influence of the colonial experience of anti-rebellion

on the modern a Generic Reference curriculum

on counterinsurgency activities of NATO military educational institutions

D. A. Nesterov1

Samara State University of Social Sciences and Education, Samara, Russian Federation,

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-7431-4673, e-mail: dmitriynesterov1994@gmail.com 

Abstract:

Introduction. With the outbreak of the War on terror in the strategic thinking of the United States there have been significant changes associated with the call to use the colonial experience of counterinsurgency in the Middle East to solve modern problems. Similar changes affected the official doctrine of the US Army’s counterinsurgency. However, as the apologists for this approach pointed out, it is important not only to make adjustments in official doctrines, but also to reform the educational system of military educational institutions so that their curricula include those same colonial theories and practices of fighting rebels. To achieve this goal, in 2019, the NATO bloc created a counterinsurgency – A Generic Reference curriculum.

Results. In the framework of this article, the structure of the content of the educational material, the requirements for the results of the training of the officer corps, the methodological and didactic apparatus are analyzed. The degree of influence of the colonial experience of counterinsurgency on the content of educational material is revealed.

Conclusion. It is concluded that the developers of this model curriculum sought to form a new military corporate culture in the officer corps, characterized by an understanding and awareness of the importance of using the basic principles of "colonial counterinsurgency." In addition, much attention in a typical curriculum is given to the ability of cadets to work in groups, to analyze asymmetric conflicts by basic parameters, to realize the importance of historical knowledge in resolving modern rebellions. However, historical facts, selected by the authors of the A Generic Reference curriculum, do not allow us to conclude that future officers form academic knowledge and a systematic understanding of the historical process, rather we are talking about attitude to history as a storehouse of facts.

  

Keywords: 

 counterinsurgency, colonial experience, NATO, war on terror, military education,

generic reference curriculum

References

  1. Malkin S. G., 2016, Kolonial'nyi opyt Velikobritanii i strategicheskoe myshlenie SShA [UK Colonial Experience and US Strategic Thinking]. – Mezhdunarodnye protsessy. 2016. Т. 14. №. 3. S. 52-67. (In Russ.)
  2. DEEP: Counterinsurgency – A Generic Reference curriculum. – URL: https://www.nato.int/cps/us/natohq/topics_157593.htm.
  3. FM 3-24: Counterinsurgency. – Boulder, CO: Paladin, 2006. 202 рр. 
  4. Kilcullen D. J., 2005, Countering global insurgency.  –  Journal of Strategic Studies. 2005. Vol. 28. №4. P. 597-617.
  5. Kilcullen D., 2006, Twenty-Eight Articles Fundamentals of Company-level Counterinsurgency. – Military Review. 2006. Vol. 86. №. 3. P. 1-11.
  6. Kilcullen D., 2006, Counter-insurgency redux.  –  Survival. 2006. Vol. 48. №. 4. P. 111-130.
  7. McFate M., 2005, Anthropology and counterinsurgency: The strange story of their curious relationship. – Military review. 2005. Vol. 85. №. 2. P. 20-23. 
  8. Montgomery M., Fondacaro S., 2011, Reflections on the human terrain system during the first four years. – Prism. 2011. Vol. 2. №. 4. P. 63-82.
  9. Nagl J. A., 2002, Counterinsurgency lessons from Malaya and Vietnam: learning to eat soup with a knife. – Westport, CT: Praeger, 2002. 280 рр. 
  10. Petraeus D. H., 1987, The American military and the lessons of Vietnam: A Study of Military Influence and the Use of Force in the Post-Vietnam Era. PhD Thesis. Princeton, NJ: Princeton University, 1987. 328 рр. 

Information about the author

Dmitrii A. Nesterov, postgraduate student, assistant of World History, Law and Methods of Teaching Department, Samara State University of Social Sciences and Education, Samara, Russian Federation.

Corresponding author

Dmitrii A. Nesterov, e-mail: dmitriynesterov1994@gmail.com

Наука. Общество. Оборона

2020. Т. 8. № 2

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2020. Vol. 8. № 2


Популярное

Без знания прошлого нет будущего

Рубрики

Проекты

Никто не забыт, ничто не забыто!
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе
"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences
Московский морской кадетский корпус "Навигацкая школа"

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
Ассоциация научных редакторов и издателей, АНРИ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

ICI World of Journals, Index Copernicus, Science. Society. Defense
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN