Наука. Общество. Оборона

2020. Т. 8. № 3

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2020. Vol. 8. № 3


УДК: 94(47)

DOI: 10.24411/2311-1763-2020-10245

Поступила в редакцию: 20.03.2020 г.

Опубликована: 25.05.2020 г.

Submitted: March 20, 2020

Published online: May 25, 2020 


Для цитирования: Хабибрахманов И. Р.  Кадровый состав как важный фактор побед русской армии на полях сражений второй половины XVIII века. Наука. Общество. Оборона. Москва. 2020;8(3):31-31. DOI: 10.24411/2311-1763-2020-10245.

For citation:  Khabibrahmanov I. R. Cadre as an important factor in the victories of the Russian Army on the battlefields of the second half of the XVIII century. Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense. Moscow. 2020;8(3):31-31.  (In Russ.) DOI: 10.24411/2311-1763-2020-10245.

Конфликт интересов:  О конфликте интересов, связанном с этой статьей, не сообщалось.

Conflict of Interest: No conflict of interest related to this article has been reported.

АРМИЯ, ВЛАСТЬ И ОБЩЕСТВО 

Оригинальная статья

Кадровый состав как важный фактор побед русской армии

на полях сражений второй половины XVIII века

И. Р. Хабибрахманов 1

Военный университет Министерства обороны Российской Федерации,

г. Москва, Российская Федерация,

ORCID: https://orcid.org/0000-0003-1220-9103, е-mail: hir77@rambler.ru 

Аннотация:

Введение. В настоящей работе обобщен опыт формирования кадрового состава русской армии второй половины XVIII в. в интересах использования его в практике кадровой и военно-политической работы в Вооруженных Силах Российской Федерации.

Методы. Изучение поставленной темы потребовало применения общенаучных методов исследования: анализ, синтез, описательный метод, а также специальных методов (исторический, политико-правового анализа, системно-функциональный).

Содержание. В первой части статьи раскрыты основные особенности, тенденции результаты военно-кадровой работы в период правления Елизаветы Петровны, Петра III, Екатерины II, Павла I. Большое внимание уделено роли Екатерины II в выдвижении на руководящие военные посты  одаренных  и  инициативных полководцев и военачальников. «Екатерининские орлы» П.А. Румянцев,  А.В. Суворов,  Г.А. Потемкин,  П.С. Салтыков,  З.Г. Чернышев, С.Р. Воронцов, М.И. Кутузов и многие другие возглавили армию, укрепили ее моральный дух и добились громких побед на полях сражений. Во второй части статьи проводится анализ условий формирования кадрового состава по категориям, к которым отнесены нижние чины, офицеры и генералы. Автор исследует статистические данные о количественном составе, способе комплектования, социальном, национальном и религиозном составе нижних чинов русской армии. Раскрываются этапы службы нижнего чина от рекрута до профессионального воина, который по моральным качествам часто превосходил европейских наемников. Исследованы особенности офицерского корпуса русской армии второй половины XVIII века, его роли как главной опоры самодержавия, условий комплектования, продвижения по службе. Исследователь вскрывает положительные и отрицательные черты офицерского корпуса как следствие противоречивой военно-кадровой политики, проводимой императорами на разных этапах исследуемого периода. 

Заключение. Формулируется вывод о том, что кадровый состав русской армии во второй половине XVIII в. отвечал уровню задач, стоявших перед ней в этот период. 

 

Ключевые слова: 

 кадровый состав, русская армия, нижние чины, офицеры, генералы, профессионализм, морально-психологические качества

ВВЕДЕНИЕ

 

В условиях международной напряженности, жесткого информационно-психологического противоборства, навязанного всему миру «элитой» мирового империализма и направленной прежде всего против Российской Федерации, как никогда велика роль армии – надежного гаранта государственной независимости России. Поэтому руководство российского государства прилагает серьезные усилия по укреплению боеготовности и боеспособности Вооруженных Сил РФ. Важным направлением этой работы является формирование высокопрофессионального и идеологически стойкого кадрового состава армии (1). Положительный опыт кадровой работы в дореволюционной российской армии в целом и во второй половине XVIII века в частности может оказаться поучительным и полезным в современной практике военно-политической и кадровой работы в Вооруженных Силах Российской Федерации.

 

ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ КАДРОВОГО СОСТАВА РУССКОЙ АРМИИ

ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII века

 

Русская армия второй половины XVIII века – армия, не знавшая поражений. Ее кадровый состав – рядовые воины, унтер-офицеры, офицеры и генералы, полководцы доказали свой профессионализм, продемонстрировали высокую дисциплину и морально-психологическую стойкость в многочисленных сражениях против лучших армий европейского континента. Одним из главных условий успеха стала целенаправленная управленческая деятельность органов государственной власти и военного управления по формированию кадрового состава русской армии. 

 

К середине XVIII в. созданная в ходе петровских военных реформ система формирования кадрового состава морально устарела и нуждалась в совершенствовании. Во времена царствования Елизаветы Петровны (1741-1761) было положено начало организационным и содержательным преобразованиям работы с военным кадровым составом (акцент в сторону комплектования руководящих военных должностей национальными русскими кадрами, попытка вернуться к петровским традициям и т.д.). Затем Петр III законодательным актом отменил обязательность службы для дворян.

 

В период правления Екатерины II система формирования кадрового состава вновь подверглась изменениям. В нее были внесены элементы большей самостоятельности при принятии кадровых назначений для командиров (начальников) всех степеней, начиная от центральных военных органов и заканчивая полковым уровнем, снижены сроки прохождения действительной воинской службы для рядового состава, корректировались условия производства в офицеры. На смену «временщикам» командные высоты в армейской иерархии заняли генералы, отлично зарекомендовавшие себя в годы Семилетней войны (1756-1763), на деле доказавшие свои прекрасные  командные  качества. И первый среди них – командир дивизии генерал-поручик П.А. Румянцев, активный участник Кунерсдорфского сражения, осады и взятия Кольберга. В ходе войны получил боевое крещение и будущий генералиссимус А.В. Суворов. Помимо названных, в годы царствования Екатерины Великой выдвинулись такие одаренные военачальники и полководцы, как П.С. Салтыков, З.Г. Чернышев, А.И. Бибиков, Г.А. Потемкин, С.Р. Воронцов, М.И. Кутузов и многие другие.

 

Постепенно русская армия становилась мощной силой, способной противостоять самым сильным  армиям  Европы,  важным  фактором  внешней  политики   Российского   государства. И победы не заставили себя долго ждать. Начало триумфального шествия победителей было положено в 1768 г., когда началась первая русско-турецкая война, которая показала готовность русских полководцев, офицеров и нижних чинов побеждать даже в условиях превосходящих сил противника. 

 

На полях многочисленных сражений русские воины приумножали свой боевой опыт, учились вести наступательные и оборонительные бои, командиры всех степеней овладевали навыками управленческой деятельности. И все вместе они учились стойко переносить трудности походной жизни, преодолевать психологический страх, а пехотные строи типа «каре» уверенно опрокидывали конницу противника, громили многократно превосходящие силы.

 

Наступил  «золотой»  век  русской  армии.  Громкие военные победы под предводительством П.А. Румянцева, А.В. Суворова, крымская эпопея Г.А. Потемкина принесли заслуженную славу русскому оружию. Во многом благодаря этим великим военачальникам, глубоко понимавшим возможности  русского  солдата  и  офицера,  русская военная сила приобрела новое качество. В этот период ее отличали высокие профессионализм и морально-психологическое состояние личного состава, готовность командиров всех степеней брать на себя инициативу в решении тактических и стратегических задач. 

 

В 1791-1796 гг. состарившаяся Екатерина II ослабила свое влияние на армию, что сразу негативно отразилось на состоянии военных дел в государстве, и в том числе снизило эффективность кадровой работы в армии. Полная самостоятельность воинских формирований до полка включительно, при отсутствии контроля со стороны военного центрального аппарата, сыгравшая положительную роль в период ведения войн, теперь означала нарушение принципа единоначалия, сопровождалась коррупцией, воровством, бездушием по отношению к рядовому составу армии (2).

 

В период правления Павла I было покончено с «автономностью» в управлении армией, характерной для екатерининской эпохи, и установлено единоначалие. Император сосредоточил кадровые назначения до унтер-офицеров включительно в своих руках. 

 

Принятые Павлом I меры на первых порах повысили дисциплину и организованность воинских подразделений, командиры почувствовали ответственность за состояние работы на своем участке. С другой стороны, были отброшены в сторону достижения суворовско-румянцевской системы. В армии приветствовались офицеры и генералы, которые достигли успехов не в сражениях и боях, в ходе полевых учений, а на строевом плацу, обучив подчиненных танцмейстерскому искусству, виртуозности в исполнении строевых приемов. Характеризуя военную деятельность императора Павла I, А.А. Керсновский отмечал, что «… армия была совращена  с  пути  своего нормального самобытного развития, с пути, по которому ее вели Петр I, Румянцев и Суворов, и направлена на путь слепого подражания западноевропейским образцам» [4, c. 151].

 

Тем не менее, если брать период второй половины XVIII в., начиная с Семилетней войны (1756-1763) и заканчивая Итальянским и Швейцарским походами А.В. Суворова (1798-1799), то русская  армия  во  всех  войнах  этого исторического отрезка времени выходила победителем. В числе главных причин победного шествия русской армии, по нашему мнению, лежит человеческий фактор, высокое качество кадрового состава русской армии, которое является результатом, с одной стороны, природных свойств русского воина, а с другой стороны, следствием грамотной и продуманной военно-кадровой политики.

 

Рассмотрим условия формирования основных категорий военнослужащих русской армии второй половины XVIII века.

 

НИЖНИЕ ЧИНЫ

 

Что же представляли из себя нижние чины русской армии во второй половине XVIII века? Вооруженные силы России к началу Семилетней войны состояли из сухопутной армии численностью (вместе с гарнизонными войсками) 331422 человека [10, с. 34]. В период правления Екатерины II, в связи с постоянными ведущимися Россией войнами, армия стала полумиллионной, а во времена царствования Павла I в армии служило приблизительно 350 тыс. человек, подавляющее большинство из которых являлись нижними чинами (3).

 

Приводя сравнительную оценку принципов формирования армий того времени в разных государствах, отметим, что в Западной Европе, частности в Германии и Франции, в качестве основной системы комплектования войск применялась система вербовки, что по мнению признанного специалиста в области военного дела Ф. Энгельса негативно сказывалось на состоянии морального духа войск. В частности, он отмечает: «... образовалась категория людей, которые жили войной и ради войны; и хотя тактика от этого, может быть, выигрывала, но зато качество людского состава – материала, из которого образуются армии и который определяет их morale, – от этого, конечно, пострадало» [6, с. 368]. Негативно сказывалось на сплоченности воинских коллективов наемных армий то обстоятельство, что вербовке подлежали представители всех национальностей. Соответственно не было и спайки по национальному признаку, отсутствовало чувство патриотизма, готовности жертвовать своим здоровьем ради отстаивания интересов своего Отечества.

 

Российская армия формировалась на совершенно ином принципе. Рядовой состав армии комплектовался на основе рекрутских наборов из податного сельского и городского населения страны. Казалось бы, рекрутские наборы, призванные в обязательном порядке оторвать молодых крестьян мужского пола от семьи и практически на всю жизнь поставить в армейский строй,  должны  были  негативно  сказаться на морально-психологическом состоянии рекрутов. И так поначалу и было. Оторванные от семей молодые рекруты, попадая в сложные условия воинской службы, приходили в уныние, нередкими были случаи побегов. Но спустя некоторое время, привыкнув к новым условиям службы, к распорядку дня, овладев искусством ведения боевых действий, почувствовав все преимущества нового социального статуса «слуги государева», у них улучшалось настроение, и в конечном итоге морально-психологическое состояние войск в целом.

 

Новый статус закреплял за рядовым воином более высокое положение в обществе, чем это было ранее в крестьянской среде. Более того, нижние чины при определенных обстоятельствах имели возможность подняться по общественной лестнице еще выше – стать офицерами и дворянами, что нашло отражение в «Табели о рангах», действующей на протяжении всего исследуемого нами периода. 

 

Власти проводили военную политику, направленную на создание закрытой армейской корпорации, где нижние чины должны были порвать со своим крестьянским прошлым и стать полноправным членами организации, основной функцией которой является защита российского государства от «врагов внутренних и внешних». Через многие военные документы екатерининской поры, отражавшие принципы воспитательной работы с нижними чинами, красной нитью проходила мысль о необходимости «… истребить из солдата дух крестьянства» [3, с. 10].

 

Уровень жизни екатерининского солдата также отличался от уровня жизни российского крестьянина в лучшую сторону.  Характеризуя солдатский быт екатерининской армии,  граф А.Ф. Ланжерон писал: «Солдат в полку, командир которого не палач, счастливейший из всех солдат в Европе. Он превосходно одет, прекрасно накормлен зимою у крестьян, а летом в лагере;   он   наслаждается  в  продолжение  восьми   месяцев   в   году  полнейшею   свободою. Он получает жалованье, правда ничтожное, но предназначенное единственно на его мелочные расходы» [5, с. 190]. 

 

В отличие от наемных европейских армий екатерининский солдат имел в собственности артель, являющейся аналогом существовавшей в крестьянской деревне сельской общины. Наличие в армии артели, в которой все сложные вопросы решались коллективно, служило инструментом сплочения воинских коллективов в решении как хозяйственных, так и боевых задач. Многие современники видели в этом главную причину легендарной стойкости русских войск в обороне. Так, теоретик военного дела Ф. Энгельс отмечал, что в ходе обороны русские порядки невозможно разбить, потому что в минуты опасности они смыкаются еще сильней, превращаясь в единое целое [7, с. 351]. Военные артели жили по принципу «один за всех и все за одного», способствовали формированию здорового морально-психологического климата в воинских коллективах, служили механизмом для воспитания молодых рекрутов, полностью исключая явление дедовщины в армии [1, с. 22].

 

В середине XVIII в. типичным представителем рядового состава армии был крестьянин, русский, рекрутированный  на  службу из центральных губерний Российской империи. К концу XVIII века в рядах русской армии появились и представители окраинных губерний (4).

 

Единство восточнославянского менталитета и территории, тождественность взглядов на окружающий мир, единая православная вера обеспечивали внутреннюю спайку воинских коллективов, создавали благоприятные условия для организации военачальниками и полководцами воспитательной работы с личным составом под девизом «За веру, царя, Отечество!», формирования сознательной воинской дисциплины. Армия являла собой целостный организм со своими целями и задачами, принципами и нормами жизнедеятельности, воинской моралью и нравственностью и была профессионально и идейно готова выполнить любой приказ, исходящий от высшей власти.

 

Преимущества комплектования нижних чинов посредством рекрутских наборов из представителей восточнославянских народностей очень хорошо понимались военными руководителями армии. Так, в одном из документов созданной в 1762 г. Воинской комиссии подчеркивалось, что главным условием боеспособности армии является «… общий язык, вера, обычай и родство» (5).

 

Подводя черту оценке качества рядового состава русской армии во второй половине XVIII в. можно отметить, что русский солдат по своим профессиональным качествам не уступал наемникам из армий европейских стран, а по морально-психологическим и дисциплинарным качествам даже превосходил их. Одной из главных причин этого является функционирующая в то время система комплектования посредством рекрутских наборов, введенная Петром I и продолжавшая неуклонно соблюдаться во второй половине XVIII века. 

 

ОФИЦЕРСКИЙ КОРПУС

 

Армия Российской империи второй половины XVIII в. была наиболее мощной и организованной силой в обществе, выступающей гарантом стабильности самодержавного государственного строя, его защиты от «врагов внешних и внутренних». Офицеры же были главной опорой царизма в государственных делах. Поэтому императоры принимали серьезные меры для того, чтобы обеспечить высокий статус офицеров и генералов в государстве, благоприятные социальные и экономические условия их проживания, современный уровень профессиональной подготовки, постоянное духовно-нравственное воспитание. Рассмотрим наиболее общие составляющие кадровой политики, определившие облик офицеров и генералов русской армии второй половины XVIII в., уровень их профессионализма, морально-психологические качества и степень дисциплинированности. 

 

По своему социальному составу офицерский корпус русской армии второй половины XVIII в. был на сто процентов дворянским. Представители недворянских сословий, получившие первое офицерское звание, одновременно становились потомственными дворянами. Вместе с тем, с середины XVIII в. стала активно проводиться политика, направленная на минимизирование допуска недворянских сословий в дворянство через армию. В этих целях для неимущих слоев населения создавались такие условия, которые делали производство в офицеры их представителей практически невозможным. В результате, по сравнению с петровским периодом русской армии, когда доля офицеров – выходцев из недворянских сословий доходила до 25%, в середине XVIII в. это число резко уменьшилось. Так за 1755-1758 гг. офицерский состав армии состоял из 83,4% детей потомственных дворян и из 16,6% детей недворянского происхождения [11, с. 222].

 

В период правления Екатерины II в среде дворянской элиты существовало желание прекратить действие правила, введенного петровской Табелью о рангах, в соответствии с которым лица независимо от происхождения, достигшие 14 класса с присвоением первого офицерского звание получали потомственное дворянство (6). К примеру, представитель старого дворянского рода князь М.М. Щербатов высказывался в том смысле, что возможность решать судьбу претендента на офицерское звание командиром части может породить явление злоупотребления командирами своим служебным положением, «… послужит ко вреду нравов их самих и их начальников» [8, с. 150, 151]. 

 

Тем не менее, коррекции Табели о ранге в этом вопросе в обозначенный период времени так и не произошло. Законодательно продолжала существовать связь между получением первого офицерского чина и получением потомственного дворянства. Кроме того, согласно Жалованной грамоте дворянству от 1785 г., статус дворянина мог получить также награжденный российским орденом (7) за боевые заслуги. 

 

Если исследовать национальный состав офицерского корпуса, то следует отметить, что большую часть офицеров во второй половине XVIII в. составляли русские. Вместе с тем, в это время еще много служило иностранцев, прежде всего немецкой национальности. 

 

В целом в обозначенный период существовала тенденция на снижение доли иностранных офицеров в русской армии. В двадцатилетнее правление Елизаветы Петровы прием иностранцев на службу постепенно сокращался. Полугодовое царствование Петра III в силу личных  пристрастий  последнего  было  отмечено наплывом немецких военных специалистов. С другой стороны, в связи с изданием в 1762 г. манифеста о вольности дворянства произошел отток из офицерских рядов представителей отечественного дворянства.

 

Екатерина II предпочтение отдавала отечественным военным кадрам. В ее царствование иностранцы при переходе на русскую службу снижались на одну ступень в чине (8). При Павле I, устроившем гонения на русских офицеров и генералов, поставившем дополнительные барьеры для проникновения в офицерский корпус лиц недворянского происхождения, вновь стали востребованы офицеры-иностранцы, коих прибыло в это время на службу в русскую армию значительное количество.

 

Следует также отдельно сказать о немецкой колонии офицеров в русской армии. Именно во второй  половине  XVIII  века  множество  иммигрантов  из  различных  германских  государств (и католиков и протестантов) переселились в Россию. Большинство из них приняли православие, женились на русских и во втором, третьем поколениях полностью ассимилировались. С другой стороны, в это же время на русскую службу поступило большое количество представителей прибалтийского (остзейского) немецкого и шведского дворянства. Представителей этих категорий уже нельзя было назвать иностранцами. Они были уже российскими подданными и в большинстве своем добросовестно несли свою военную службу. 

 

Российское офицерство во второй половине XVIII в. имело очень высокий общественный статус. В рамках дворянского сословия они занимали гораздо высшую ступень по сравнению с гражданскими дворянами. Это была элита и самая образованная часть общества, главная опора царского трона. Для офицерства по сравнению с гражданскими чинами существовали определенные привилегии, которые были уже зафиксированы в Табели о рангах. В соответствии с этим документом военнослужащий с получением первого офицерского звания, соответствующего XIV классу, получал статус потомственного дворянства, в то время для гражданского чина XIV класс означал лишь получение личного дворянства. После освобождения дворянства от военной службы в 1762 г. количество привилегий для военного сословия возросло. Этого требовала необходимость русской армии в увеличении численности офицерских кадров в условиях постоянно ведущихся войн.

 

В условиях добровольности воинской службы в период правления Екатерины II каждый уважающий себя дворянин считал необходимым хоть какое-то время послужить в армии и получить офицерский чин. Поэтому во второй половине XVIII в. практически все должностные лица во всех структурах государственной иерархии прошли закалку на военной службе. Чиновники центральных государственных органов прошли армейскую школу, как правило, школу гвардии. «Офицеры армии, особенно гвардии, – отмечал С.М. Троицкий, – играли важную роль в политической жизни России, а также в делах гражданского управления» [11, с. 282].

 

Важным условием успешности офицерской карьеры является уровень жизни офицеров. Так как большинство офицеров русской армии второй половины XVIII в. были потомственными дворянами, то они имели доходы от своих имений, что делало уровень их жизни высоким. Офицеры-дворяне не ждали от армии высоких доходов. Для них очень часто армия была лишь ступенькой карьерного роста. Офицеры, не имевшие своих имений, получали жалование, которое они бы не смогли иметь после увольнения из армии, а поэтому не стремились покинуть службу. 

 

Морально-психологические качества генералов и офицеров во второй половине XVIII в. было на достаточно высоком уровне. Большинство из них прошли суровую школу войны, храбро сражались на поле боя, были примером для своих подчиненных. Многие из них на практике познали преимущества суворовско-румянцевской системы подготовки военнослужащих к боевым действиям, высокую роль морального фактора в победе над противником. Свидетельствуя о высокой смелости и храбрости русских офицеров в войнах конца XVIII в., критик порядков в екатерининской русской армии в последние годы правления императрицы полковой командир французского происхождения А.Ф. Ланжерон писал: «…я видел русских офицеров во всех опасных случаях, в которых сам находился вместе с ними, подающими пример храбрости и неустрашимости своим солдатам, …потеря офицерами была пропорционально на одну треть больше потери солдатами…» [5, с. 145-147].

 

Вместе с тем на заключительном этапе царствования Екатерины II в офицерской среде с особой ясностью проявились негативные явления, разлагающе действовавшие на морально-психологических климат офицерских коллективов. 

 

Во-первых, в условиях большой самостоятельности командиров всех степеней в кадровых назначениях большое распространение при чинопроизводстве получило явление протекционизма, когда очередные звания и должности получали не по заслугам на поле брани, а по принципу личной преданности. Тон задавала сама императрица и ее приближенные. 

 

Во-вторых, пышным цветом расцвели в армии такие явления, как злоупотребления служебным положением, казнокрадство. «Казна обворовывалась с невообразимым бесстыдством, – писал граф С.Р. Воронцов – и бедные солдаты бесчеловечно были лишаемы тех ничтожных денег, на которые они имели право» [2, с. 347-348].

 

В-третьих, падение нравов в гвардейской среде. В исследуемый период гвардия практически была отстранена от военных действий и использовалась исключительно для охраны царских особ. Оставшиеся в бездействии гвардейские офицеры погрязли в разврате, пьянстве и карточных  играх.  «Гвардия  же  до  такой  степени  мало  отвечала  понятию «войск», – писал Н. Морозов, – что появился известный проект кн. Репнина – передать ее из военного ведомства в придворное…» [9, с. 22]. 

 

Император Павел I пытался бороться с пороками офицерской среды, но только обозлил офицерский корпус, высший генералитет, что во многом и послужило одной из причин поддержки государственного переворота.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Суммируя характеристики рядового и офицерского состава русской армии второй половины XVIII в., следует отметить, что кадровый состав армии в это время в целом отвечал уровню задач, стоявших перед ней. Нижние чины, особенно в полевых войсках, отличались высокой воинской дисциплиной, устойчивостью в обороне. Офицерский корпус был на деле главной опорой самодержавия, обладал высоким профессионализмом, храбро сражался и руководил подчиненными на поле боя. Военачальники и полководцы умело управляли воинскими формированиями, обладали прекрасным знаниями в области тактики, стратегии и военного искусства, самостоятельно мыслили и проявляли инициативу и творчество в процессе боевых действий, понимали определяющую роль морального фактора для достижения победы на поле боя. Бесконечные военные походы сплотили в одну боевую семью всех участников боевых действий: от рядового до фельдмаршалов. Эффективность действий кадрового состава, его профессионализм и высокий моральный дух были подтверждены победами в многочисленных войнах второй половины XVIII века. 

Примечания

  1. Кадровый состав – личный состав вооруженных сил государства, состоящий на военной службе (в кадрах). [12, с. 442]. Кадры – основное число людей в роте, батальоне, в полку, изменяемое для военного времени. [13, с. 175]. Кадры в вооруженных силах – командный и рядовой состав, состоящий на действительной военной службе. [14, с. 475].
  2. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Фонд 8. Опись 1/89. Дело 49. Лист 11.
  3. К середине 50-х гг. XVIII в. офицерский корпус сухопутной армии насчитывал 9 тыс. человек. В 1803 г. в армии служило 12 тысяч офицеров. [15, с. 106].
  4. РГВИА. Ф. 20. Оп. 1. Д. 1124. Л. 15.
  5. РГВИА. Ф. 52. Оп. 1/194. Д. 3. Л. 179.
  6. Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф. 20. Оп. 1. Д. 16. Л. 6.
  7. РГВИА. Ф. ВУА. Д. 1659. Л.13.
  8. РГВИА. Ф. 16. Оп. 1/118. Д. 1994. Л. 8.

Список литературы

  1. Буганов В. И., Зырянов П. Н. История России, конец XVII-XVIII в. Москва, 2000. 303 с.
  2. Записка графа С.Р. Воронцова о русском войске (1802). – Русский архив. 1876. Кн. 3. с.345-361.
  3. Инструкция господам ротным командирам. Москва, 2012. 38 с.
  4. Керсновский А. А. История Русской армии: в 4 т. Москва, 1992. Т. 1. 303 с.
  5. Ланжерон А. Ф.  Русская  армия в год смерти Екатерины II.  –  Русская старина. 1895. Т. 83. № 4-6. С. 185-202.
  6. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Изд. 2-е. Москва, 1959. Т. 14.
  7. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Изд. 2-е. Москва, 1962. Т. 22. Ч. II. 
  8. РИО. Т. 4. Санкт-Петербург, 1869.
  9. Российский военный сборник. Вып. 17. Москва: Военный университет, 2000.
  10. Семилетняя война. Материалы и документы. Москва, 1948.
  11. Троицкий С. М. Русский абсолютизм и дворянство в XVIII веке. Москва, 1974.
  12. Военная энциклопедия: в 8 т. Москва, 1995. Т. 3.
  13. Полный словарь иностранных слов, вошедших в употребление в русском языке. Под ред. М. Попова. Москва, 1907. 
  14. Большой энциклопедический словарь. Москва, 2000. 
  15. Волков С. В. Русский офицерский корпус. Москва, 2003.

Информация об авторе

Хабибрахманов Ильмир Ришатович, соискатель ученой степени кандидата исторических наук, начальник научно-исследовательского отделения – старший научный сотрудник научно-исследовательского   центра    (социологического)  Вооруженных  Сил  Российской   Федерации, г. Москва, Российская Федерация.

Автор-корреспондент

Хабибрахманов Ильмир Ришатович, e-mail: hir77@rambler.ru

ARMY, GOVERNMENT AND SOCIETY

Original Paper

Cadre as an important factor in the victories of the Russian Army

on the battlefields of the second half of the XVIII century

I. R. Khabibrahmanov 1

Military University of the Ministry of Defense of the Russian Federation, 

Moscow, Russian Federation,

ORCID: https://orcid.org/0000-0003-1220-9103, е-mail: hir77@rambler.ru  

 Abstract:

Introduction. This work summarizes the experience of the formation of the personnel of the Russian army in the second half of the 18th century in order to use it in the practice of personnel and military-political work in the Armed Forces of the Russian Federation.

Methods. The study of the topic required the application of scientific research methods: analysis and synthesis, descriptive method, as well as special methods such as a historical critical method, a legal and political analysis, an in-depth and systematic analysis. 

Contents. The first part of the article reveals the main features, trends and results of military personnel work during the reign of Elizabeth Petrovna, Peter III, Catherine II, Paul I. Much attention is paid to the role of Catherine II in the promotion of gifted and initiative commanders and military leaders to    leading    military    posts.    "Catherine's    Eagles"    including    P. A. Rumyantsev,  A. V. Suvorov, G.A. Potemkin, P.S. Saltykov, Z.G. Chernyshev, S.R. Vorontsov, M.I. Kutuzov and many others led the army, strengthened its morale and achieved high-profile victories on the battlefields. In the second part of the article, an analysis is made of the conditions for the formation of personnel in the categories, which the lower ranks, officers and generals belong to. The author explores statistical data on the quantitative composition, method of recruitment, social, national and religious composition of the lower ranks of the Russian army. The article reveals the stages of service of the lower rank from recruit to a professional warrior, who often surpassed European armies’ mercenaries in moral qualities. Serious attention was given to the study of the peculiarities of the officer corps of the Russian army of the second half of the 18th century, its role as the main support of the autocracy, the conditions for recruitment, promotion. The researcher reveals the positive and negative features of the officer corps as a result of the controversial military personnel policy pursued by emperors at different stages of the study period.

Conclusion. The article concludes by concluding that the personnel of the Russian army in the second half of the 18th century corresponded to the level of tasks facing her during this period.

 

Keywords: 

personnel, Russian army, lower ranks, officers, generals, professionalism,

moral and psychological qualities 

References

  1. Buganov V. I., Zyryanov P. N., 2000, Istoriya Rossii, konets XVII-XVIII v. [History of Russia, the end of the XVII-XVIII centuries]. Moskva, 2000. 303 s. (In Russ.)
  2. Zapiska grafa S.R. Vorontsova o russkom voyske (1802) [Vorontsov about the Russian army (1802)]. – Russkiy arkhiv. 1876. Kn. 3. s.345-361. (In Russ.)
  3. Instruktsiya gospodam rotnym komandiram [Instructions to the gentlemen of company commanders]. Moskva, 2012. 38 s. (In Russ.)
  4. Kersnovskiy A. A., 1992, Istoriya Russkoy armii [History of the Russian Army]: v 4 t. Moskva, 1992. T. 1. 303 s. (In Russ.)
  5. Lanzheron A. F., 1895,  Russkaya  armiya v god smerti Yekateriny II [Russian army in the year of the death of Catherine II]. – Russkaya starina. 1895. T. 83. № 4-6. S. 185-202. (In Russ.)
  6. Marks K., Engel's F. Sochineniya [Marx K., Engels F. Compositions]. Izd. 2-ye. Moskva, 1959. T. 14. (In Russ.)
  7. Marks K., Engel's F. Sochineniya [Marx K., Engels F. Compositions]. Izd. 2-ye. Moskva, 1962. T. 22. Ch. II. (In Russ.)
  8. RIO [RIO]. T. 4. Sankt-Peterburg, 1869. (In Russ.)
  9. Rossiyskiy voyennyy sbornik [Russian military collection]. Vyp. 17. Moskva: Voyennyy universitet, 2000. (In Russ.)
  10. Semiletnyaya voyna. Materialy i dokumenty [Seven year war. Materials and documents]. Moskva, 1948. (In Russ.)
  11. Troitskiy S. M., 1974, Russkiy absolyutizm i dvoryanstvo v XVIII veke [Russian absolutism and the nobility in the XVIII century]. Moskva, 1974. (In Russ.)
  12. Voyennaya entsiklopediya [Military Encyclopedia]: v 8 t. Moskva, 1995. T. 3. (In Russ.)
  13. Polnyy slovar' inostrannykh slov, voshedshikh v upotrebleniye v russkom yazyke [A complete dictionary  of  foreign  words  that  have  come  into use in the Russian language]. Pod red. M. Popova. Moskva, 1907. (In Russ.)
  14. Bol'shoy entsiklopedicheskiy slovar' [Great Encyclopedic Dictionary]. Moskva, 2000. (In Russ.)
  15. Volkov S. V., 2003, Russkiy ofitserskiy korpus [Russian officer corps]. Moskva, 2003. (In Russ.)

Information about the author

Ilmir R. Khabibrahmanov, PhD applicant in Historical sciences, Head of the Research Department – Senior Researcher in the Research (sociological) Center of the Armed Forces of the Russian Federation, Moscow, Russian Federation.

Corresponding author

Ilmir R. Khabibrahmanov, e-mail: hir77@rambler.ru

Наука. Общество. Оборона

2020. Т. 8. № 3

2311-1763

Online ISSN

Science. Society. Defense

2020. Vol. 8. № 3


Nauka. Obŝestvo. Oborona = Science. Society. Defense, Journal, Russia

канал на Яндекс Дзен

страница на Facebook

Популярное

Без знания прошлого нет будущего

Рубрики

Thematic sections

Проекты

Никто не забыт, ничто не забыто!
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе
"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Военная безопасность России: взгляд в будущее, Российская академия ракетных и артиллерийских наук, РАРАН /Russia's military security: a look into the future, 2019, Russian Academy of Rocket and Artillery Sciences
Миграция, демография, управление рисками

Наши партнеры

научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Информрегистр НТЦ
Ассоциация научных редакторов и издателей, АНРИ
КиберЛенинка, CyberLeninka
"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

ICI World of Journals, Index Copernicus, Science. Society. Defense
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN