Кикнадзе В.Г.,

доктор исторических наук, доцент

Kiknadze V.G.,

Doctor of Historical Sciences,

Associate Professor


«Превентивный» характер нападения Германии на СССР как попытка оправдания агрессии и фальсификации истории Великой Отечественной войны (1960-е – начало 1990-х годов)

«Preventive» nature of the German attack on the USSR as an attempt to justify aggression and falsification Great Patriotic War (1960 - early 1990s)

Аннотация. С первых дней Великой Победы не прекращаются попытки противников России (СССР) придать войне Германии против Советского Союза «превентивный» характер. С учетом международной военно-политической обстановки, в целях противодействия политике ревизионизма в канун 75-летия начала Великой Отечественной войны, в статье выявлены, обобщены и представлены основные направления деятельности советской исторической науки в решении данной научной проблемы, имеющей важное политическое, социально-экономическое и культурное значение.

Ключевые слова: война, Германия, СССР, агрессия, «Барбаросса», превентивный удар, история, фальсификация.

 

Summury. From the first days of the Great Victory does not stop Russia's attempts to opponents (USSR) to give the German war against the Soviet Union "preventive" in nature. In view of the military-political situation, the purpose of counteracting revisionism policy on the eve of the 75th anniversary of the Great Patriotic War, the article identified, summarized and presented the main directions of activity of Soviet historical science in solving this scientific problem, which has important political, socio-economic and cultural value.

Keywords: War, Germany, the USSR, the aggression, "Barbarossa" preventive strike, history, falsification.

В 2016 году исполняется 75 лет со дня начала развязанной Третьим рейхом войны против Советского Союза. Многие радикальные идеи «российской политики» появились в Германии уже в годы Первой мировой войны. Дальнейшее их развитие связано с революциями в России 1917 г. и в Германии 1918 г., итогами Первой мировой войны, созданием на обломках Российской империи первого Советского государства. 

 

Великая Отечественная война 1941–1945 гг., в ходе которой потерпели крах антигуманные идеи и планы Третьего рейха является одним из ключевых событий не только российской истории. Победа советского народа в Великой Отечественной войне над фашизмом, стремившемся к мировому господству, имела эпохальное значение для дальнейшего мироустройства и цивилизационного развития. 

 

Вместе с тем, с первых дней Великой Победы не прекращаются попытки противников России (СССР) посредством сначала буржуазных фальсификаторов истории, теперь – авторов «альтернативной истории», придать войне Германии против Советского Союза «превентивный» характер. Тем самым они стремятся снять ответственность за развязывание войны в Европе с Великобритании, Франции и США, возложив ее на СССР. 

 

Тенденцией современной международной политики стало сравнение Президента Российской Федерации В.В. Путина с рейхсканцлером Германии А. Гитлером, а современной России – с нацистской Германией (министр финансов ФРГ В. Шойбле, председатель комитета по иностранным делам палаты депутатов парламента Чешской Республики К. Шварценберг, советник президента США Дж. Картера в 1977–1981 гг. С. Бжезинский [23] и т. д.). 

 

Такие исторические «параллели» напрямую связаны с тем, что раньше фальсификаторы истории во-многом небезуспешно пытались уравнять руководителей фашистской Германии и советской России (А. Гитлера и И.В. Сталина). Этому в свою очередь предшествовали попытки зарубежной историографии, во-первых, придать действиям вермахта в 1941 г. превентивный характер, обоснованный якобы наличием угроз, исходивших от Красной армии и большевизма (мирового коммунизма), а во-вторых – снять ответственность за Восточный поход с руководства Третьего рейха, в том числе военного, и переложить ее персонально на А.Гитлера. Тем самым нацистские преступники, очевидно, стремились избежать международного правосудия. Подобные «научные» теории, выводы и заключения, как правило, базировались на изначально недостоверных сведениях, разработанных в комплексе дезинформационных мероприятий, проводившихся Третьим рейхом в ходе подготовки внезапного нападения на Советский Союз. 

 

С учетом сложившейся военно-политической обстановки, в целях противодействия политике ревизионизма полагаем актуальным и целесообразным в канун 75-летия начала Великой Отечественной войны обратиться как к достижениям советской исторической науки по данному вопросу, а в последующих публикациях оценить его освещение в современной российской исторической литературе. К чему приводит недостаточное знание или недопонимание истории, особенно целей фашизма и нацизма – идеологической основы агрессивных планов Третьего рейха, – более чем наглядно демонстрируют события в странах, где происходит героизация нацизма, расцветает неонацизм и поддерживается международный терроризм. 

 

Данная публикация не предполагает анализа всех работ и прямого опровержения тезиса о «превентивном» характере нападения Германии на Советский Союз в 1941 г., а также его «обоснований» и производных. Многое в этой области уже сделано как отечественными, так и зарубежными историками. Поэтому, на наш взгляд, не менее важная задача – выявить, обобщить и представить основные направления деятельности советской исторической науки в решении данной научной проблемы, имеющей важное политическое, социально-экономическое и культурное значение. 

 

Уже в 1960-е годы, на фоне обострения военно-политической обстановки в мире в разгар «холодной войны», проблема ответственности за развязывание Второй мировой войны и войны между Германией и Советским Союзом в 1941–1945 гг. получила «альтернативное» прочтение западными (буржуазными) историками. Однако историографические фальсификации и объективные оценки зарубежных авторов не остались не замеченными в СССР.

 

В канун 20-летия победы в Великой Отечественной войне зарубежные публикации документов изучались отечественными специалистами и освещались на страницах отечественных научных изданий. Так, в рецензии В.Г. Сироткина на статью Р.Картье «Что хотел сделать Гитлер с Россией» [22, с. 196-197] отмечается, что что французский историк, основываясь на неопубликованных материалах совещаний руководителей Третьего рейха в начале 1940 г., хранящихся в архивах ФРГ, рассматривает вопрос в двух аспектах: экономические и политические планы фашистской Германии в отношении СССР (март–апрель 1941 г.); их практическое воплощение (июнь–октябрь 1941 г.).

 

Помимо краткого обзора положений «Плана Ольденбурга» (плана «грандиозного грабежа») и политических проектов Третьего рейха в отношении СССР («колонизировать» Россию путем переселения на территорию «Великороссии» сначала части прибалтийской буржуазии, а затем датчан, норвежцев и англичан с тем, чтобы «через одно–два поколения этот новый район немецкой колонизации мог быть включен в рейх» [22, с. 197], Сироткин отмечает, что автор переносит центр тяжести в критике фашистских проектов не на сущность самих планов. Р. Картье приводит мысль о некой оппозиции «честных» немецких генералов планам Третьего рейха в отношении СССР, которая проявилась, по его мнению, еще в марте 1941 г. на совещании по ведению военных операций на территории Советского Союза. Документальное подтверждение этой версии в статье не приводится.

 

В заметке В.М. Гиленсена на публикацию историками из ГДР [9, с. 203] дана краткая характеристика документа из фондов архива Института военной истории ГДР о подготовке в Третьем рейхе воздушной войны сразу же после прихода фашистов к власти. Он представляет собой докладную записку германского авиационного специалиста и военного теоретика Кнауса, направленную Г.Герингу 3 мая 1933 года. В качестве первоочередных задач, стоявших перед внешней политикой Третьего рейха, Кнаус выдвигал разгром Польши и Франции, а затем Чехословакии. В целом же, по мнению Гиленсена, докладная записка Кнауса является убедительным аргументом против попыток фальсифицировать историю и представить создание вермахта как меру по «обеспечению обороны» Германии, а немецкие историки, В.Хайман и И.Шунке, в вводной статье «правильно отмечают, что условия для воссоздания вермахта были подготовлены путем проведения ряда тайных мероприятий милитаристского характера еще в годы Веймарской республики».

 

К 20-летию Победы вышло в свет второе издание книги в последующем (с 1966 года) первого начальника Института военной истории Министерства обороны СССР члена-корреспондента Академии наук СССР генерал-лейтенанта П.А. Жилина «Как фашистская Германия готовила нападение на Советский Союз» [12]. В новом издании книги «значительно полнее, чем в первом, говорится о подготовке фашистской Германии к войне против СССР» [11, с. 160-162]. На тот момент это было наиболее полное исследование по данной проблематике. Его автор впервые в отечественной историографии попытался обобщить все выводы о причинах и ходе подготовки гитлеровской Германии к войне против СССР. 

 

Автор отвергает версию о том, что замысел нападения на СССР был единоличным творение фюрера, считая причастным к этому и высшее военное руководство Германии. Критике подвергается гипотеза о «превентивности» войны: идея о войне на Востоке зародилась еще в 20-е годы XX в., о чем свидетельствуют заявления Гитлера о необходимости расширения жизненного пространства в сторону Уральского хребта.

 

Жилин являлся противником теории оппозиционности генералитета к намерениям фюрера по войне с Советским Союзом, доказывая, что военные полностью разделяли агрессивные взгляды руководства Третьего рейха. Но все же идея о нападении осенью 1940 г. была отвергнута, ввиду надвигавшейся зимы и на тот момент недостаточно развитой инфраструктуры в Польше и Румынии. 

 

К 30-летию начала Великой Отечественной войны завершил свою книгу «Особая папка «Барбаросса» [2] писатель, журналист и историк Л.А. Безыменский. Она посвящена зарождению плана «Барбаросса», его развитию и воплощению. Примечательно, что во время Великой Отечественной войны автор выступал в качестве переводчика, присутствуя на допросах плененных нацистских военачальников, переводил письма руководства Третьего рейха для Г.К. Жукова. Исследование автора изобилует фактическим материалом, к которому он смог приложить свою руку будучи переводчиком.

 

Лев Александрович критически относится к западной историографии, полагающей, что фюрер замыслил свой преступный план только после разгрома Франции летом 1940 года. Даже несмотря на отсутствие какого-либо единого документа, касательно действий Германии после прихода к власти нацистов и вплоть до нападения на СССР, автор опровергает всякую теорию импровизации, господствующую в умах историков Запада.

 

Уже в «Майн Кампф» провозглашались недвусмысленные возгласы об антисоветской агрессии. Гитлер требовал от немцев прекратить смотреть в сторону западной и южной Европы и обратить свой взор на «жизненные пространства» Востока. Но и идеи Гитлера были не новы для Германии: когда гремели пушки Первой мировой войны в немецких высших военных кругах под руководством Макса Гофмана и Арнольда Рехберга уже был разработан план по заключению мира с Антантой и созданию из бывших противников коалиции для совместного «похода на Москву». Нельзя забывать о «широкой программе аннексии», выдвинутой фельдмаршалом Гинденбургом в дни заключения Брестского мира. Тем самым престарелый начальник Генерального штаба предвосхитил будущую идею плана «Барбаросса». Поэтому Л.А. Безыменский склонен считать, что нападение на СССР в 1941 г. имело свои глубоко произрастающие корни на фоне преемственности политических целей кайзеровской и нацистской Германии.

 

В книге приводится интервью Ф. Паулюса, где немецкий генерал делится тайнами разработки «Барбароссы». Подтверждается традиционная версия о планировании нападения на Советский Союз уже после разгрома Франции под прикрытием десантной операции «Морской лев». Все прочие стратегические направления были отвергнуты в пользу Восточной кампании. 

 

В книге доктора исторических наук, заведующего сектором Института истории СССР (Института российской истории РАН) В.Я. Сиполса «Дипломатическая борьба накануне Второй мировой войны» [21] детально разобраны причины и обстоятельства возникновения войны. В первую очередь обширно описана дипломатическая картина мира в предвоенные годы. Вилнис Янович анализирует агрессивные внешнеполитические действия стран Оси с попустительства Запада.

 

Он отмечает, что в преддверии Второй мировой войны Третий рейх решил подходить к своей цели по расширению «жизненного пространства» постепенно, шаг за шагом, уничтожая своих противников по одиночке, начиная с более слабых. В первую очередь это было сделано для недопущения войны на два фронта. Гитлер усиленно распространял тезис об «угрозе большевизма», тем самым он пытался заручиться поддержкой мировой общественности в предстоящей войне [21, с. 15].

 

В.Я. Сиполс считал, что вплоть до 1 сентября 1939 г. Германия и западные страны активно составляли планы по совместному «крестовому походу против большевизма». Неумеренные аппетиты немецкого канцлера стали во многом неожиданностью для Франции и Великобритании, они надеялись направить вермахт на завоевание Востока, но отнюдь не своих территорий. Тем не менее даже после оккупации Польши в период «странной войны» западные страны не теряли надежды по соглашению с Третьим рейхом. И только Советский Союз, по мнению автора, являлся оплотом мира и ратовал за создание системы коллективной безопасности в Европе. Вина за развязывание войны ставится не только в вину реакционным кругам стран Оси, но и странам запада (в первую очередь Франции и Британии) за их попустительскую политику [21, с. 290-293].

 

Выступая перед промышленной олигархией 12 января 1932 г. в Дюссельдорфе А. Гитлер впервые выдвинул тезис о крестовом походе против большевизма, который нашел полное одобрение у монополистического капитала. О неизбежном военном столкновении с Советским Союзом говорилось в меморандуме Гитлера к четырехлетней программе всесторонней военной подготовки вермахта в августе 1936 года. 

 

К достижениям отечественной исторической науки советского периода относится перевод и публикация научных работ зарубежных коллег, в том числе в периодических изданиях.  

 

Так, сотрудник Института военной истории ГДР разоблачает преступную роль гитлеровского вермахта в осуществлении оккупационного режима на занятой фашистскими захватчиками территории СССР в годы Великой Отечественной войны. Из его работы следует, что фюрер абсолютно открыто говорил о «заинтересованности господствующих кругов Германии в сельскохозяйственных богатствах Украины и сырьевых запасах Урала и Сибири» [14, с. 66]. 

 

Норберт Мюллер сходится во мнении, что немецкая верхушка пришла к идее нападения на СССР еще задолго до июня 1940 г., как утверждают некоторые западные историки. Он считает, что основные принципы политики оккупационного режима была заложены еще до начала войны. Таким образом, по мнению немецкого историка, налицо факт, что фашистская Германия планировала совершить нападение на Советский Союз исходя из агрессивных намерений, а не какой-то «превентивной войны».

 

В статье директора Института военной истории ГДР профессора Рейнгардта Брюля «Военная подготовка нападения германского империализма на Советский Союз» [3, с. 58-68] ее автор поставил перед собой задачу осветить те страницы истории подготовки военного нападения на Советский Союз, которые оспариваются зарубежными политиками и историками или рассматриваются ими как единичный случай.

 

Опираясь на немецкие документы и публикации, автор доказывает, что Германия активно готовилась к войне против СССР, целью которого была ликвидация социалистического общественного и государственного порядка. Начиная с 1919 г., Германия особый упор в подготовке агрессии делала на якобы исходивший из нацистских интересов немецкого народа довод, что речь идет только о ревизии результатов Первой мировой войны, а с конца 1920¬¬-х гг. идеологи, политики и военные деятели усиленно пропагандировали лживый тезис о «коммунистической опасности» [3, с. 59-60].

 

Одна из ключевых идей статьи, которую проводит немецкий историк, – личная ответственность и даже доминирующая роль высшего военного командования Третьего рейха за планирование, подготовку и реализацию на территории Советского Союза ликвидации необходимых условий для жизни и беспощадного массового уничтожения населения, то есть за геноцид. В этих целях он приводит факты тесного сотрудничества управления по руководству военной экономикой главного командования вермахта с крупными промышленниками в отношении советского Кавказа; разработки именно военными деятелями теорий тотальной войны и «блицкрига»; подготовки операций против советского флота уже в 1936 г. и эффективного использования ВВС для нанесения удара по СССР уже в 1938 г.; реализации с середины 1930-х гг. пропаганды антисоветской истерии в военных СМИ и восхваление агрессивных действий против Советской республики в официальной военной историографии; подготовки совместно с другими фашистскими организациями комплекса мероприятий по политико-идеологической деморализации советского населения и Красной армии; участия военных историков немецкого генерального штаба в попытках оправдать агрессию помимо прочего тем, что Советский Союз не является якобы ни «государством», ни участником международно-правового сообщества западноевропейских стран [3, с. 61-63, 65].

 

Данные факты в полной мере соответствуют захватническим планам Третьего рейха в отношении СССР, которые были сформулированы Гитлером за несколько недель до начала фашистской агрессии против СССР в выступлении перед генералитетом: «Речь идет о войне на уничтожение. Если мы не примем этого взгляда, то, хотя мы и разобьем врага, через 30 лет мы снова окажемся лицом к лицу с коммунистическим врагом» [3, с. 64].

 

Не остались без критики немецкого автора и попытки западногерманской историографии оправдать преступления Третьего рейха и особенно его руководящих органов. По его мнению, уже тогда фальсификаторы истории пытались снять всякую ответственность с тех военных органов и руководящей верхушки, которые определяли политику фашистской Германии. Мало того, жертвы агрессии объявлялись соучастниками совершенных над ними преступлений [3, с. 67].

 

Так, в связи с нагнетанием международной напряженности в канун 40-летия начала Великой Отечественной войны, В.М. Гриднев в статье «Пропагандистская подготовка фашистской Германией войны против СССР» [10, с. 166-171] на основе неопубликованных ранее архивных документов и имеющейся литературы показал, как велась идеологическая обработка населения и армии фашистской Германии при их подготовке к войне против СССР. При этом он отметил, что роль органов пропаганды гитлеровской Германии в войне против СССР к началу 80-х годов ХХ века не получила достаточного освещения. Более широко эта проблема, по мнению Гриднева, затрагивалась лишь в монографии В.И. Дашичева «Банкротство стратегии германского фашизма» (М., 1973). В зарубежной историографии на тот момент, как отмечал автор, рассказывалось лишь о приемах и методах психологической войны нацистов без оценки всей деятельности пропагандистских органов фашистской Германии [10, с. 166].

 

В научной заметке В.М.Гриднева отмечается, что руководители Третьего рейха рассчитывали ликвидировать социалистический строй, установить на территории СССР свою диктатуру, эксплуатировать его природные богатства, уничтожить значительную часть советских людей. Программными документами, которыми определялась данная цель, по мнению автора явились: книги А. Гитлера «Майн Кампф» и А. Розенберга «Миф ХХ века»; закон «Об охране немецкой расы»; решение 10-го заседания рабочего комитета Имперского совета обороны «О важнейших мероприятиях по подготовке к войне» (июнь 1935 г.); соглашение министерства пропаганды и вермахта о ведении пропаганды в ходе войны (1939 г.); план идеологической войны «Главные направления работы главнокомандующего сухопутными войсками по идеологической обработке германских сухопутных сил в период подготовки войны против СССР зимой 1941 года» (7 октября 1940 г.); «Предложение Управления обороны Германии при Генштабе вермахта по пропагандистскому обеспечению нападения на СССР» (8 мая 1941 г.); директива начальник главного командования вермахта (ОКВ) по вопросам пропаганды (6 июня 1941 г.).

 

На фоне политических процессов, происходивших в Советском Союзе в начале 1990-х, проблема объективной оценки агрессии Третьего рейха против СССР («германская проблема») стала особенно значительной в канун 50-летия начала Великой Отечественной войны. «И снова зловещая тень Адольфа Гитлера замаячила над планетой. … Уже сепаратистские лидеры четырех союзных республик … в январе нынешнего года (1991 г. – В.К.) скоропалительно, ночью, принимают соглашение, которое в народе метко окрестили «прибалтийским Мюнхеном». … Уже призывается к ответу СССР за намерение развязать войну против фашистской Германии в 1941 году!» [7, с. 4].

 

Выражая надежду достучаться до сердец и разума сограждан, печатный орган Министерства обороны «Военно-исторический журнал» использует безотказное оружие – документы. Редакция предложила читателю ознакомиться с инструкцией о боевой подготовке немецких войск зимой 1940/41 г., данной вермахту с целью последующего вторжения в Россию, выдержки из аннотаций французской разведки, в полной мере позволяющих судить о планах Третьего рейха зимой 1940/41 г., и материалы Международного трибунала [8, с. 5-8]. В этом же номере дана первая подача Директивы по руководству экономикой во вновь оккупированных восточных областях («Зеленая папка») [13, с. 9-17], публикуются документы и материалы о сотрудничестве Организации украинских националистов (ОУН) с фашистской Германией и разведками других государств против Советского Союза, начиная с 1938 года [1, с. 53-62].

 

Редакционная политика «Военно-исторического журнала» и в последующем сохраняла курс на публикацию документов, раскрывающих обстоятельства агрессии Третьего рейха против СССР. Так, из публикации [15, с. 93-96] материала беседы сотрудника германского министерства иностранных дел доктора Клейста 2 мая 1939 г., отложившегося в фондах Российского государственного военного архива [20, л. 269-274], можно получить наглядное представление о планах Третьего рейха в отношении СССР. Клейст, ссылаясь на высказывания Гитлера, отмечал: «За беспощадным очищением Востока последует “западный этап”, который должен будет окончиться поражением Франции и Англии, будь то военным или политическим путем. Лишь после этого можно будет рассчитывать на осуществимость разгрома Советского Союза» [15, с. 94]. Особый акцент в планировании своих агрессивных намерений на Востоке и Западе руководители Третьего рейха, со слов Клейста, делали на нейтралитет Советского Союза, стремление избежать его вмешательства в силу заключенных договоров о ненападении.

 

Важным источником информации о нападении Германии на СССР в 1941 г. являются свидетельства разработчиков, авторов преступных планов, тех под чьим руководством они исполнялись. Так, в 1993 г. в «Военно-историческом журнале» [16] были опубликованы краткие протокольные записи допросов в июне 1945 г. нацистских преступников – руководителей и высших военачальников Третьего рейха.

 

На вопрос, который задавался всем в ходе допроса, – «С какого времени Германия начала подготовку к войне против Советского Союза и какое участие вы принимали в этой подготовке?», – начальник главного командования вермахта генерал-фельдмаршал В. Кейтель дал следующий ответ: «Вопрос о возможности войны с Советским Союзом впервые встал с некоторой неопределенностью к концу 1940 года. В период осени 1940 г. – зимы 1940/41 г. этот вопрос ставился только в плоскости возможности активных действий германских вооруженных сил на Востоке с целью предупреждения нападения России на Германию… В период зимы 1941 – весны 1941 гг. война на Востоке считалась почти неизбежной и генштаб начал подготовительные мероприятия и разработку планов войны» [18, с. 56].

 

Продолжая ответ на данный вопрос, фельдмаршал еще неоднократно акцентировал внимание на «превентивности» действий руководства Третьего рейха в отношении СССР: после заявления Советским Союзом своей позиции по отношению к Румынии, Финляндии и Прибалтике, «для Германии стала ясной угроза нападения Красной Армии»; «опасность стала особенно ясной после шагов СССР в балканской политике»; «все мероприятия, проводившиеся нами до весны 1941 г., носили характер оборонительных приготовлений на случай внезапного нападения Красной Армии» [18, с. 56, 57] и др.

 

Начальник штаба оперативного руководства вермахта генерал-полковник А. Йодль подтверждает факт издания Гитлером в ноябре 1940 г. предварительного приказа, в котором говорилось о предстоящей войне с Советским Союзом. Всем командующим предлагалось разработать планы военных операций. В начале декабря 1940 г., по свидетельству Йодля, был издан оперативный приказ о подготовке к войне с СССР [17, с. 82]. С его слов, существовало политическое мнение, что положение усложнится в том случае, если Россия первой нападет на Германию. «А поскольку раньше или позже, но война с ней неизбежна, нам следует лучше самим выбрать время для нападения [17, с. 83].

 

Безусловно, информативными являются работы по истории фашизма и Третьего рейха. Еще в советское время вышел в свет труд военного историка Д.М. Проэктора, который посвящен истории зарождения, становления и гибели немецкого фашизма [19]. Даниилом Михайловичем детально разобраны основы проводившейся Гитлером внешней и внутренней политики, военно-стратегические планы по завоеванию мирового господства, идеологические парадигмы нацистского государства. 

 

Автор доказывает, что идея «похода на Восток» была заложена еще в середине 1920-х годов, когда впервые увидела свет книга Гитлера «Майн кампф». Проэктор отмечает, что «высшей своей внешнеполитической целью с самого начала и до последних дней существования германский фашизм считал войну против Советского Союза, завоевание «вплоть до Урала жизненного пространства», его «беспощадную германизацию» и колонизацию». Идеи фашизма сводились к тому, что Третий рейх должен стать полноправным хозяином в первую очередь в континентальной Европе. Таким образом, с приходом к власти нацистов в Германии стало ясно, что экспансия на Восток неизбежна.

 

Проэктор считает, что истинные цели Второй мировой войны были связаны главным образом с расширением «жизненного пространства» в сторону России. Фюрер уже в ходе войны пробовал различные способы согласия с западными странами, лишь бы у него были развязаны руки на Востоке. Следую «принципам о превосходстве одной расы над другой», германская верхушка не считала СССР серьезным противником. Это связано и с тем, что абвер так и не смог развернуть широкую агентурную деятельность на территории Советского Союза. 

 

Открыто о нападении на Россию Гитлер заявил 31 июля 1940 г. на совещании с высшим генералитетом в баварском дворце Бернгхоф. Рубежом стратегического наступления значилась линия Архангельск – Астрахань, но и здесь была допущена огромная ошибка: нацисты даже не предполагали о возможности передислокации и эвакуации промышленных мощностей СССР за Уральские горы. Замышлялось разбить основные силы Красной армии западнее Днепра, а в ходе наступления на Москву уничтожить и второй эшелон советских войск, тем самым выиграв войну в течение шести недель. В своих мечтах Гитлер сравнивал будущее положение России в составе Рейха с тогдашним положением Британской Индии, как источника сырьевых и людских ресурсов. Дальнейшие планы Третьего рейха были фантасмагорические: «Победив до осени 1941 г. Советский Союз, Гитлер предполагал нанести удар с Кавказа на Ближний Восток, Афганистан, в Персию и одновременно из Северной Африки на Суэц» [19, с. 267].

 

Среди публикаций в научных изданиях наибольший интерес представляет одна из последних публикаций советской историографии – статья старшего научного сотрудника Института всеобщей истории Академии наук СССР О.В. Вишлёва [6, с. 86-100]. На базе документальных источников немецких архивов и зарубежной историографии в статье освещено развитие советско-германских отношений в 1940–1941 гг., коррекция планов Третьего рейха в отношении Советского Союза в зависимости от деятельности СССР как на международной арене, так и на дипломатической сцене.

 

Автор подвергает сомнению состоятельность концепции превентивного нападения Германии на СССР, хотя она и берет начало в политических декларациях руководства Третьего рейха. «Превентивной война против СССР была для фашистской Германии только в том смысле, в каком обосновывал Гитлер ее необходимость перед высшими чинами вермахта в 1940–1941 гг. – как войны против потенциального противника и возможного союзника Великобритании» [6, с. 89].

 

Таким образом, советские историки однозначно определили, что фашистские правители начали непосредственную подготовку нападения на СССР, завершив военные действия в Западной Европе. 21 июля 1940 г. главнокомандующий немецко-фашистскими сухопутными силами генерал-фельдмаршал Браухич получил приказ разработать план войны против Советского Союза. Срок нападения – весна 1941 года. 18 декабря 1940 г. Гитлер утвердил план «Барбаросса» [4, с. 28, 29].

 

Единственное тематическое энциклопедическое издание советского периода [5] содержит статьи «Барбаросса», «Зеленая папка» Геринга, Оккупационный режим, «Ольденбург» и Генеральный план «Ост», в которых изложены политические и экономические цели германского фашизма в войне против СССР. В вводной обзорной статье энциклопедии указывается, что «важнейшей военно-политической целью войны в планах гитлеровцев было уничтожение главного противника фашизма – Советского Союза, первого в мире социалистического государства, в лице которого они видели основное препятствие на пути к завоеванию мирового господства» [5, с. 8]. Здесь же говорится о планах Третьего рейха «ликвидировать русских как единый народ, уничтожить русскую интеллигенцию, искусственно сократить рождаемость» [5, с. 8].

 

Основными направлениями деятельности советской исторической науки в решении проблемы достоверности тезиса о превентивном характере нападения Германии на Советской Союз, на наш взгляд, являются: 

 

  • выявление фальсификации истории зарубежными (буржуазными) историками и нацистскими преступниками («оппозиция» высшего военного командования Германии политическому руководству Третьего рейха; «ответственность» СССР за развязывание войны – объявление жертв агрессии соучастниками совершенных над ними преступлений; «превентивность» действий Германии и наличие «угрозы нападения Красной армии» в показаниях руководителей и высших военачальников Третьего рейха, которые даны ими в 1945 году); 

 

  • выявление и публикация документальных аргументов против  фальсификации истории (создание вермахта в целях реализации завоевательных планов Германии; усиленное ведение с конца 1920-х годов пропаганды тезиса о «коммунистической опасности», в том числе участие военных историков немецкого Генерального штаба в попытках оправдать агрессию Германии против СССР; доминирующая роль высшего военного командования в принятии решения и подготовке нападения на Советский Союз; сотрудничество антисоветских националистических организаций с руководством Германии, начиная с 1938 г.; представление германским руководством Советского Союза как несерьезного противника); 

 

  • проведение самостоятельных исследований (опровержение версии о единоличном творении Гитлером замысла нападения на СССР; критика идеи «превентивности» посредством доказательства наличия агрессивных планов с полным одобрением монополистическим капиталом (промышленной и финансовой олигархией); опровержение теории «импровизации», раскрывая генезис идеи похода на Восток и преемственности кайзеровской и нацистской Германии; доказательство проведения Третьим рейхом масштабных дезинформационных мероприятий в целях оправдания агрессии тезисом об «угрозе большевизма», в том числе в глазах мирового сообщества).

Список литературы и источников

 

  1. Альянс: ОУН – СС. Публикация В. Зарецкого // Военно-исторический журнал. 1991. №4. С. 53–62.
  2. Безыменский Л.А. Особая папка «Барбаросса». Документальная повесть. М. 1972. 
  3. Брюль Р. Военная подготовка нападения германского империализма на Советский Союз // Вопросы истории. 1971. № 12. С. 58¬–68.
  4. Великая Отечественная война Советского Союза 1941–1945: Краткая история.  М.: Воениздат. 1970. С. 28, 29.
  5. Великая Отечественная война. 1941–1945 гг. Энциклопедия. М. 1985.
  6. Вишлёв О.В. Почему медлил И.В. Сталин в 1941 г.? (из германских архивов) // Новая и новейшая история. 1992. №1. С. 86–100.
  7. Военно-исторический журнал. 1991. № 4. С. 4.
  8. Восточный пакт и планы Германии (Из архивов Третьего рейха). Публикация А.С. Прокопенко, А.С. Сергеева. – Военно-исторический журнал. 1991. № 4. С. 5–8.
  9. Гиленсен В.М. Новый документ о подготовке гитлеровской Германии к агрессии. Заметка на публикацию В. Хаймана и И. Шунке (“Zeitschrift fȕr Militȁrgeschichte”. Berlin. 1964. №1. S. 72–87). – Вопросы истории. 1964. № 10. С. 203.
  10. Гриднев В.М. Пропагандистская подготовка фашистской Германией войны против СССР // Вопросы истории. 1981. № 5. С. 166–171.
  11. Егоров Е.П. Рецензия на книгу: Жилин П.А. Как фашистская Германия готовила нападение на Советский Союз (Расчёты и просчеты). – Вопросы истории. 1968. № 3, с.160–162.
  12. Жилин П.А. Как фашистская Германия готовила нападение на Советский Союз. 2-е изд. М. 1966. 
  13. «Зеленая папка» Геринга // Военно-исторический журнал. 1991. № 4. С. 9–17.
  14. Мюллер Н. Вермахт и оккупация (1941–1944). Пер. с нем. А. Артемова и др. Под редакцией А. Юденкова. М. 1974. С. 66. (Müller N. Wehrmacht und okkupation 1941-1944. — Berlin, Deutscher Militärverlag, 1971.)
  15. Под лозунгом «Паразиты у власти!» Гитлер начал готовить войну против Европы задолго до 1 сентября 1939 года. Публикация В.А. Пронько // Военно-исторический журнал. 1993. № 9. С. 93–96.
  16. Признания без покаяния (Из протоколов первых допросов нацистских преступников). Публ. В.А. Лебедева // Военно-исторический журнал. 1993. № 6–11.
  17. Признания без покаяния // Военно-исторический журнал. 1993. № 8.
  18. Признания без покаяния // Военно-исторический журнал. 1993. № 9.
  19. Проэктор Д.М. Фашизм: путь агрессии и гибели. 2-е изд., доп. М. 1989. 
  20. Российский государственный военный архив. Ф. 33987. Оп. 3. Д. 1237. Л. 269–274.
  21. Сиполс В.Я. Дипломатическая борьба накануне Второй мировой войны.  М. 1979.
  22. Сироткин В.Г. Заметка на статью «“Критика” планов фашистской Германии в отношении СССР» (Картье Р. Что хотел сделать Гитлер с Россией. «Historia». Paris. 1963. № 197. P. 451–457). – Вопросы истории. 1964. № 1. С. 196–197.
  23. Brzezinski on Russia: «We Are Already In a Cold War». – An Interview by S. Fisher and H.Stark. – Spiegel Online. 


Популярное

Россия, история, 2000 - 2014
Б.П. Виллевальде. Открытие памятника «Тысячелетие России» в Новгороде в 1862 году. 1864 год.
Трамп, Путин, США, Россия, угрозы, безопасность
Без знания прошлого нет будущего
Патриотические сводки от Владимира Кикнадзе

Рубрики

"Внимание к российской истории не должно ослабевать"  // Путин В.В. Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию. - 2012.
Миграция, демография, управление рисками
Всероссийская военно-историческая олимпиада

Наши партнеры

"Военно-исторический журнал". Издание Министерства обороны Российской Федерации // www.history.milportal.ru

Крымский военно-исторический интернет-портал
научная электронная библиотека, eLIBRARY, индекс цитирования
Яндекс.Метрика
Наука. Общество. Оборона. Nauka, obŝestvo, oborona Номер регистрации в Международном центре ISSN